Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

163. #USP of АНГЛИЯ. РАСИЗМ

#Англичане

Ниже ОЧЕНЬ интересная статья об «узком расизме», хотя прямо ТАК не называется. Если ЕЩЁ ПРОЩЕ, то статья о том, кого «истинные белые», т.е. англичане считают «своими». Создали свою иерархию Европы.

Вот статья - hbdchick.wordpress.com/2014/03/10/big-summary-post-on-the-hajnal-line, читать её трудно, но суть в следующем:

Пролистайте до 8-ой карты, она одна из самых показательных, - карта белости.

Карта совпадает с картой индивидуализма - это умозрительный спекулятивный критерий, но (!) дает понять кто есть кто. Вот как англичане примерно видят мир:

- Эталон - это конечно они сами, самые ахуенные - Британская Англия. Без всяких там кельтов.

- Свои - это кельты, германцы, голландцы. Похуже скандинавы.

- Свои, но немного «воняют» на юге - французы, ещё венгры. Но сами венгры понимают, что за этим последует white guilt, потому активно строят из себя азиатов, к примеру, недавно памятник Атилле поставили.

- Вонючие, но ещё есть шанс: прибалты, чехи и поляки.

- «Вроде свои, но мутные» - это итальянцы, т.к. слишком разные, от «почти немцев» до «почти арабов». В сумме где-то на уровне Хорватии и Испании (хотя и однородная). Olive people.

- «Дикие и вонючие полуазиаты» - это украинцы и беларусы, КРОМЕ (!) тех, кто живёт на западной части - эти не совсем дикие и не азиаты, но вонючие, вообщем средненькие. Поэтому то именно на западные части Украины и Беларуссии направлены гранты, семинары и т.п. по демократии и либерализму - ДАЮТ ШАНС.

- Ну и - «Вонючие и чужие» - as it is - это русские - это и НЕ азиаты, и НЕ белые (для англичан). Короче вонючие и безнадежные полукровки. Brown people.

- «Дикари» - это балканы и Португалия, как Ливия. К слову, - португальцы на 13% черные.

- «Дикари патентованные» - это Алжир, Марокко, Казахстан, Тунис.

(!) Важно понимать, что если бы карта реально отображала индивидуализм - то русские были бы на 1-м месте.

Потому что русские любят заботиться о своих домиках, а вот то что происходит вокруг - не столь приоритетно. Это не плохо, ну вот такими мы есть, или были, или стали. Американцы вот не стесняются и живут в частных домах. А вот скандинавы бы были в конце списка, так как скандинавский социализм и ИКЕА - сами понимаете, это видно особенно по политике Швеции.

P.S.: Кому интересен серьёзный разбор статьи, то я был бы рад помочь, статья трудная. Читайте.

192. USP of RUSSIA




Русские — это новиопы Европы естественного происхождения. Дело в том, что "задержка в развитии" это такое "ватиканские молчание" русских на всё новое. С другой стороны, народ, воспитанный быть империалистом, вынужден "делить на ноль" каждую единицу народа, "простого человека". Отсюда кажущаяся русофобия европейцев и местных колониальных кадров. На самом деле, это не русофобия, а стимулирование естественных качеств русских (способность "выживать на морозе" etc.). Заторможенность русских даёт возможность верхним европейцам оглянуться назад и увидеть в русских себя. С другой стороны, им интересно "а что будет, если сделать вот так?". Обманутые в XX столетии сто раз русским выработали иммунитет на все виды религиозных верований: от христианства и государственного национализма до социал-демократических речёвок масонов о "Швабоде, Г'авенстве и Бг'атстве". И потому быстро впитывают новое, перерабатывая его под себя и природные условия. Русские прежде всего философы и мастера тюремной мизансцены, где сами и зрители, и режиссёры, и массовка. Русская боевая Меркава и Скиния Собрания это театр, вешалка и ружьё калибра Чехова (Михаила и Антона Павловича).

/Разрешаю выбить эту надпись на моём памятнике на окраине Новогиреево/

Мои твиты

  • Ср, 13:56: Вспоминаю такой сервис был в 12 году, Futubra. На нём аноны любили веселиться и в целом удобная штука была, но пото… https://t.co/H74Qa36AMW
  • Ср, 15:01: В истории с немцем, выточившем рукоятку ножа из собственной кости мне нравится абсолютно всё: и то, что пользоватьс… https://t.co/Kqqpv1vZpn
  • Ср, 18:35: А вот хороший фильм "Русский бес" с Макаревичем-сыном.
  • Ср, 18:53: ПРОДОЛЖЕНИЕ От национального движения к формированию нации. Ч.6. Биологическая метафора и сосуществование видов… https://t.co/51FlfMcWxY
  • Чт, 06:58: Сумрачный Астеррот о воровском ходе и новых законах путинской администрации: https://t.co/oALZm64vWk
  • Чт, 07:06: Сегодня каждый еврей обязан нажраться. Если встретите ненажратого, то это антисемит какой-то и сторонник Амана. Оторвите ему ухо!
  • Чт, 07:24: Вспоминаю все свои командировки в Казахстан, которые, по большей части, проходили именно через Астану. Казахи и рус… https://t.co/yZHABidRmb
  • Чт, 08:30: Полчаса назад Тереза Мэй сделана экстренное заявление для прессы. Когда о нем объявили во второй половине дня, все… https://t.co/WFYz3m87ww
  • Чт, 08:45: Одной из банальных причин моего ухода из московского "неокатехумената"* является московский расизм. Ни одна сволочь… https://t.co/emJQCjnBIF
  • Чт, 09:31: ЧЕТЫРЕ ПАРТИИ (эддон для самых маленьких, а то скоро месяц бана закончится и вы меня тут ещё долго не увидите) Сам… https://t.co/iZSgIUjoUK
Collapse )

187. USP of RUSSIA vol.8 ОДИНОЧЕСТВО



Никитин ВНЕЗАПНО:

Национальный девиз русского народа — «Россия большая, и меня тут не найти».

Настоящий уют, уединение и соразмерность человеку достижимы только в большом или, ещё лучше, гигантском государстве. Но никак не в этих ужасных «маленьких уютных европейских странах». Уют — это право на небольшое, но абсолютно личное пространство. Жителю какой-нибудь Словакии недоступно само понимание того, что это такое. Оттого в этих мелких государствах и пытаются сей уют имитировать максимально возможными способами — уютные кафешечки, уютные домики, уютные машинки с уютными людишками.

Но куда там. Население, скажем, Эстонии — в два раза меньше численности партии Единая Россия. Там вся страна друг друга голой видела. Это принципиальная невозможность отрефлексировать собственное одиночество, это нельзя пойти по улице и не встретить знакомых, это кубикл размером с государство, общежитие длиною в жизнь, коммунальная квартира до гробовой доски. Это, несмотря на любые демократические институты, максимальная степень личной несвободы: замкнутость на крайне ограниченном сообществе, в котором ты вынужден существовать постоянно, и которое давит на тебя самим фактом постоянного же невольного наблюдения за тобой. Представьте, что вы хотите поехать развеяться в другой город, а другого города НЕТ. И вообще вся страна величиной с один административный округ в Москве.

Чтобы от такого не спятить — просто необходимо ощущать себя «гражданином Евросоюза». То есть, словаку в Испании надо ощущать себя ТОЖЕ ДОМА, среди сограждан. Что, очевидно, самообман, и осознание этого самообмана крайне разрушительно. Что-то подобное я думал ещё в ДНР, когда вдруг осознал, что ДНР эта втрое меньше Ленинградской области, и если ДНР при этом не Россия, а что-то отдельное, то заберите меня скорее отсюда.

Эта невозможность представить «наших» как почти умозрительную абстракцию, контакт с которой случаен, опционален и не слишком обязателен, унижает человека, заставляя жить у всех на виду и словно каждый раз отпрашиваться в туалет, зная, что следом выстроится очередь. Неслучайно для большего контроля и муштры людей и загоняют в замкнутые, но открытые пространства — от опенспейсов до казарм, и неслучайно там они и испытывают сильнейший стресс, делаясь максимально подавленными. Отсюда же борьба современных государств с частным сектором и стремление загонять людей в тесные города.

И, наконец, отсюда вытекает и русский империализм — идеология подлинно свободных людей, ценящих личный комфорт, настоящий уют и священное право интеллигентного человека на одиночество. «Чем больше Россия, тем сложнее меня тут найти».

185. USP of RUSSIA vol.7 РЕЗИДЕНТНОСТЬ




09.01.2012 В комментариях к предыдущему посту спросили, что я, наверное, написал шутя про русских как самую талантливую и великую нацию в мире.

Нет. Дело в том, что по своему цивилизационному типу русские - это американцы. Большая белая агрессивная экспансионистко-колонизационная нация, с предельной жесткостью и предельной практичностью, вошедшая в ум к закату старых европейских империй (объявление Империи в России - 1721-ый, объявление независимости США - 1776-ой год). Русские, как и американцы - захватчики, пионеры, первопроходцы с глобальным видением и глобальным охватом, с мессианством, с особой религиозно-государственной системой. При этом если у американцев в основе государства лежат все-таки торгово-промышленные элиты, то у русских - военно-аристократические, с культом иерархии и самопожертвования. То есть, американцев, если сильно постараться, можно убить или запугать, русских - только убить, но 100 миллионов убивать очень долго (даже с евреями по сути не справились), поэтому с русскими ничего сделать нельзя. Сидит наглая харя с носом-картошкой и загребущими ручищами (в какой-то момент ручищи достали до Эритреи, это АФРИКА вообще-то) и лыбится. Когда не лыбится - "забил снаряд я в пушку туго" и далее со всеми остановками до самого Берлина.

НО. Русские при всем этом еще и старая европейская держава со старой европейской культурой. Попытайтесь, например, найти американских композиторов или художников XIX века и сравнить с нашими (я пытался). Это слезы. Русские участвовали в сложнейших европейских интригах в те годы, когда о существовании Америки было неизвестно. То есть русские - это вообще пиздец. Сочетание молодой наглой большой белой нации-покорителя с Львом Николаевичем Толстым. "Разбегайся кто куда". И Сталинград лучшим в мире солдатам - немцам - устроили, и лучший в мире роман написали. Как пишут в онлайн-играх обозленные вашими успехами подростки, "Нечестно! Ты читер!".

Русские - читеры. Это народ, которого вообще не должно было быть. Помесь Годзиллы с Пушкиным, которая если не прямо тебя растопчет, то вырвет, выгрызет и переварит твое культурное пространство так, что ты не будешь знать, на каком ты свете, на том или на этом.

И такого народа не стало. Подловили добрые старые европейские люди на этапе создания массового общества, нашли щель в броне, куда ударили всей силой социальной демагогии. На 70 лет русские исчезли - и только сейчас стали опять потихоньку проклевываться. При этом в нынешних условиях - условиях гиперинформационного общества - ситуация для русских наглецов, для традиционной русской модели экспансии - идеальная, "и то, и другое, и можно без хлеба".

Поэтому наша задача (наша - в том числе читателей этого жж, среди которых полно молодых блестящих русских с теми моделями поведения, что так выбесили весь мир в начале XX века) - это собрать наш народ обратно, прикрутить ему в виде апдейта на спину шестиствольный пулемет и пойти собирать накопившиеся проценты с Европы и США за 70 лет. Это наше время - время больших беглых наглецов, которые первыми на своих горбах притащили рояль в Калифорнию (и я сейчас не шучу, это исторический факт), наш век.

P.S.: К словам Ёжика могу добавить, что резидентность (по-вашему присутственность) - краеугольный камень русских и христиан. Там, где русские - там и Россия.

170. #КРАСОТА vol.24 СТИЛЬНО vs КРАСИВО




Англичане очень хорошо разбираются в эстетике, отлично — в уродстве и ужасно — в красоте. В Англии снимают классное кино, но красивых фильмов они не делают. Англичанин может часами обсуждать чужое уродство, глумиться над ним, преумножать его, даже создавать новое.

Но для себя лично англичанин уродства не хочет. При этом он умеет делать очень стильно, но не умеет делать красиво. Отсюда английский стиль: они берут вещь, и делают её НЕ ТАКОЙ УРОДЛИВОЙ, КАКОЙ ОНА МОГЛА БЫ БЫТЬ. В результате получается умилительно, вызывает эстетическое переживание. Английский бульдог, Мини Купер, попугайские наряды военных и полицейских — можно продолжать бесконечно.

Но красоту англичане создавать не умеют. Они не понимают её, а пожалуй что даже и ненавидят. Построить красивый дворец — мимо. А вот сделать эстетичной выгребную яму — это сколько угодно. Собственно, сама Англия так и получилась: взяли огромную выгребную яму на острове, и придали ей эстетическое совершенство.

За это люди и любят всё английское. Оно позволяет несовершенным людям (то есть, примерно всем) быть стильными, оставаясь собой. Это дарит то потрясающее чувство гармонии, к которому люди стремятся едва ли не всю жизнь.

#НОВОКАИН vol.283 #Холодная_Война vol.32 #РНГ #НАЦИЯ #ДИАСПОРА

Долго откладываю ответ о "судьбах России", но надо с ним наконец разделаться. Заранее совет: если чувствуете, что во время чтения на вас накатывают животные эмоции, отложите текст в сторону и вернитесь к нему через месяц-другой. Если что-то непонятно — спрашивайте.

Континентальная Европа состоит из трёх стран: Франции, Германии и России. Скандинавия относится к Континенту не более, чем Британия — де-факто это остров. В скандинавском языке [1] слово "континент" с большой буквы и с определённым артиклем — "Kontinenten" — используется так же, как в английском "the Continent". [2] Отделены от континентальной Европы горными цепями также Испания, Италия и Балканы. Они относятся к Средиземноморью, это понятие старше "Европы". [3] Если убрать из франко-германо-русской тройки любой компонент, Европа перестает существовать как экономическое, военное или культурное образование.

Важность всех трёх стран не означает их равноправия. Франция самая старая из них, а значит самая опытная и самая культурная, её лидерство в любом возможном евроинтеграционном проекте неоспоримо. Англичане это прекрасно понимали, поэтому стремились свести своё участие к "постановке на лыжи". Но поскольку Германия находится на окраине Западной Европы, она выросла больше Франции, поэтому естественны немецкие амбиции. Ранний этап евроинтеграции был тождественен интеграции Германии. Её разрезали на куски, что позволило сделать интеграцию постепенной: ФРГ по населению равнялась Франции. Понаблюдав, за хорошее поведение позволили аннексировать ГДР, что стало ключом к евроинтеграции и Восточной Европы (в том числе, нейтральной Австрии). Подчеркну: ЕВРОинтеграции, а не аннексии в Германию. [4]

Россия, в свою очередь, находится на окраине Европы в целом, и лишь её европейская часть больше даже Великой Германии. Неудивительно, что европейцы боятся русского доминирования, которое уже два (ну или полтора ;) ) раза имело место. Но в то же время они понимают, что Россия нужна Европе. Русская литература золотого и серебрянного веков и русская классическая музыка — неотъемлемая часть европейской культуры. Россия — это, по меньшей мере, резерв полезных ископаемых и квалифицированной и неквалифицированной рабочей силы. Без России Великой Европе попросту не удержаться в своих естественных границах, включая Средиземноморье, против Англо-Амеро-Индии. [5] Поэтому РФ и выполняет функции европейских экспедиционных сил в Сирии, пока единая европейская армия ещё только создаётся. Вопрос более плотной интеграции России европейцы будут решать, но сценарии есть разные.

Можно сразу отмести сценарий "Навальный устраивает майдан под лозунгами изгнания жуликов и воров ради вступления в ЕС". Если он и случится (что вряд ли), то стоять за ним будут вовсе не европейцы, и его целью будет не евроинтеграция, а наоборот. ;) Не стоит ждать и "русского рисоржименто" — когда бывшую УССР наконец разберут на куски, это будет сделано вовсе не для того, чтобы присоединить некоторые из них к РФ. Многие ошибочно воспринимают назначение эксперимента с ДНР/ЛНР. На них отрабатывают не раздел Украины (это несложно, польско-чешская агентура давно на позициях и ждёт сигнала [6]), а раздел РФ. Ведь как и Германии, России придётся вступать в Европу в "щадящем режиме", по частям.
Важно не ошибиться в схеме раздела. Переименовывать области центральной России в "народные республики" не будут. Ведь одно из достоинств России, как и Германии — масштаб. ФРГ была не слишком большой, чтобы не предоставлять угрозы, но и не слишком маленькой, чтобы быть "мотором послевоенного восстановления экономики". Можно с уверенностью сказать, что вступающее в ЕС государство со словом "Россия" в названии будет не меньше современного Центрального федерального округа (40 МЛН. человек, как Польша). Скорее всего, в его состав также войдут Северо-Западный и части Приволжского, Уральского и, может быть, даже Южного, по размеру получится как раз Германия (80-90 МЛН.). Пояс русского населения, тянущийся до Тихого океана, конечно поделят на "республики", которые интегрируют попозже. Значительная часть Сибири станет "федеральными территориями ЕС", наподобие канадского севера или австралийской пустыни. Кавказ и Тува — протекторатами, вроде Мавритании.

ФРГ нужно было быть "неопасной" для Франции, но вступающая в ЕС Россия может быть и побольше ФРГ — ей нужно быть "неопасной" уже для Франко-Германии. А от дополнительной возможности попугать восточноевропейцев отказываться не стоит. :) Ведь надо будет избавляться от англо-американской агентуры. Но армия государства со словом "Россия" в названии не сможет быть слишком большой, ведь её нужно будет рано или поздно встраивать в европейскую. Может возникнуть вопрос, а стоит ли Европе разбрасывать русское население по "народным республикам", чья интеграция задержится, если одна из задач русских — война? Чтобы оно могло наниматься в ЧВК, статус государств, где оно проживает, неважен. :) Между прочим, путь "народных республик" за Уралом с преимущественно русским населением может быть единственной возможностью вернуться в Европу для русских северного Казахстана.

Как я говорил ранее, это оптимистичный вариант. Независимой России, да ещё в исторических границах, быть уже не может — она несовместима с европроектом, который набрал такую массу, что США и Британия не могут его остановить, а только замедлить. Но может быть русский голос в строящейся Единой Европе. Переход к формальным отношениям с Европой, пусть на первых порах и неравным — это возможность сбросить оковы "криптоколонии". И "брексит" даёт на то шанс — прямое вовлечение англичан в европейские дела снижается, и они уже довольно давно начали постепенно передавать управление РФ Франко-Германии. Это позволит русским выжить, а в длительной перспективе они своё возьмут. Может показаться странным, что я одновременно поддерживаю и "брексит", и евроинтеграцию, но одна причин именно в сказанном.

Когда стоит ожидать его реализации? Полностью — в течение 1-2 поколений. Но первые шаги будут заметны уже около 2025 года, параллельно со строительством общеевропейской армии.

P.S. (в слегка едком и насмешливом тоне) Некоторым амбициозным личностям надо было не мечтать о фюрерстве в РНГ, а ехать получать образование, показывать свои таланты Людям. Брюссельские еврократы оценили бы и дали пост гауляйтера в ассоциированной с ЕС Дальневосточной Народной Республике. ;)
P.S.S. (продолжая) Думаете, нереально? Пример из жизни: знакомая знакомых приехала из Белоруссии изучать "гендерные науки" по европейской стипендии, данной за участие в протестах против Батьки. Уже на месте приняла ислам, начала носить хиджаб. Не знаю, где она сейчас и что делает, но девушка пробивная, наверняка делает карьеру. Ведь всё поняла правильно. ;)

[1] Шведский, датский и норвежский-букмол отличаются друг от друга МЕНЬШЕ, чем современные русский, украинский и белорусский. Норвежский-нюнушк особь статья, но его специально сочиняли так, чтобы было как можно меньше похоже на языки клятiх датских и шведских оккупантов. Результат — на нём до сих пор пишут только 10% норвежцев, остальные — на букмоле, который по сути является датским с фонетической орфографией.
[2] Между двумя Островами действуют "особые отношения" на платформе социал-демократии. Их историю уже начинают писать, см., например, статью некоего Juhana Aunesluoma (sic) в сборнике "Cold War Britain, 1945-1964" издательства Palgrave. На самом деле, конечно, начались они до Второй мировой.
[3] О родстве христианства и ислама, в частности, происхождения от византийской религии как православия, так и суннизма, надо говорить отдельно, и лучше кому-то другому, нежели мне. Скажу только, что усилиями секты Дугина у русских проблемы с правильным восприятием этой идеи, но европейские элиты свою историю знают. Поэтому с Евросоюзом уже 10 лет ассоциирован "Средиземноморский союз", и интеграция будет только продолжаться.
[4] Некоторые плачут о Кёнигсберге и Данциге, но главной "символической" потерей от раздела была Тюрингия, которую в 1990 году немцам вернули. Именно оттуда происходит литературный немецкий-хохдойч, чья история специально запутана. Например, английские националисты запустили байку, что это ганноверский диалект.
[5] Бояться "китайского вторжения", вроде бы, уже перестали, узнав, что исторически не китайцы кого-то захватывали, а захватывали их (а они потом переваривали захватчиков :) ). Есть опасность сделать похожий вывод в отношении Индии, которую тоже всё время захватывали. Последние 200 лет она в руках не тюрко-монголов, а белых англосаксов. Не устаю напоминать, что двухмиллионная индийская армия сражалась под английским командованием в обеих мировых войнах по всему Индийскому океану.
[6] В конце 2013 года один мой польский коллега увидел видеозаписи известных прыг-скоков и прокомментировал: скачут прямо как в Чехословакии.

Получение паспорта нового поколения гражданином Российской Федерации, достигшим 18-летнего возраста…

138. /b-1

Продолжение заметки О ГЕОГРАФИЧЕСКОМ РЕАЛИЗМЕ https://sputnikipogrom.com/blogs/bohemicus/65592/on-realism

Позволю себе напомнить, что Трамп был не единственным эксцентричным миллиардером, которого посещали подобные идеи. В 1992 году независимый кандидат Росс Перо (ранее продавший одну из своих компаний за два с половиной миллиарда долларов) был допущен к теледебатам и в итоге собрал 18,9% голосов избирателей (беспрецедентный успех для третьей силы).



Ивана Трамп в молодости. То один, то другой чех нет-нет да и сыграет в жизни Трампа исключительную роль. Например, знаменитое видео, на котором охрана затаскивает в машину потерявшую равновесие Хиллари Клинтон, снял и опубликовал некий Зденек Гажда — чех, 24 года проживший в Америке. При желании я мог бы сочинить конспирологию о Дональде Трампе, как об агенте чехословацкой разведки. Некоторые теории заговоров строятся и на более шатких основаниях

По-видимому, к 1996 году от идеи продвижения в Белый дом независимого кандидата отказались. Росс Перо (которого вполне можно считать политическим прототипом Трампа) снова баллотировался, но на этот раз не был допущен до теледебатов и получил куда меньше голосов — всего восемь процентов. А Дональд Трамп отошёл от политики, чтобы двадцать лет спустя стать президентом США от Республиканской партии. Его прошлое свидетельствует, что, в принципе, он мог бы баллотироваться и от демократов, и в качестве третьей стороны (вы будете смеяться, но одно время Трамп финансировал Хиллари Клинтон). В политике есть уровень, на котором партийные и идеологические разногласия перестают играть сколько-нибудь существенную роль.

Современный русский историк С.В. Волков, занимающийся элитологией профессионально, оценивает численность американского политического класса (т. е. людей, имеющих реальное влияние на принятие решений в этой стране) в пять тысяч семей. Однако внутри этого класса есть своя элита, по численности на порядок ему уступающая, но по влиянию — на порядок превосходящая остальные входящие в него группы. Это те, кого принято условно называть Триста (или Пятьсот) cемей. Насколько я понимаю, их и имел в виду Егор Погром, говоря о теневом контуре управления США. Если в политический класс входит руководство демократической и республиканской партий, равно как и их идеологи, то на уровне элиты партийные и идеологические разногласия перестают иметь значение. Для неё прaвые и левые — это две руки одного организма.

Осмелюсь предположить, что на этом уровне и принималось 29 лет назад решение о подготовке Дональда Трампа к выдвижению в президенты, а в 2016-м — о его победе. Похоже, политический класс («пять тысяч семей») был преимущественно настроен на победу Клинтон, но элита («Пятьсот семей») решила по-другому. Эта гипотеза позволяет объяснить странности прошедших выборов, от небывалой остроты противостояния до неожиданного (и, в общем, не вполне законного) вмешательства в дело спецслужб без пяти минут двенадцать. Увы, она отвечает лишь на часть существующих вопросов, зато порождает множество новых. Например, такой: почему Трамп стал президентом на 20 лет позже, чем предполагал первоначальный план, т. е. в семидесятилетнем возрасте и в ситуации, когда люди с мексиканскими флагами в руках просто избивают его сторонников на улицax?

Ни один ответственный автор не может сказать, что точно знает состав, структуру или цели Пятисот семей. На эту тему существует множество спекуляций и гипотез, но все они производят несерьёзное впечатление. Авторы конспирологических книжек о каком-нибудь Бильдербергском клубе сначала рассказывают об обстановке секретности, окружающей заседания этой организации (вплоть до временной замены обслуживающего персонала пятизвёздочных отелей, в которых проходят встречи, на личную прислугу членов клуба), а потом как ни в чём ни бывало делятся с читателями самыми сокровенными тайнами и секретными планами означенных властелинов мира.

Помнится, Наполеон в своё время заметил, что масоны собираются в ложах ради еды. Подозреваю, что с подобными целями встречаются и члены Бильдербергского клуба, Трёхсторонней комиссии, Комитета 300, Сионского Приората и других воспетых конспирологами тайных организаций, состав которых можно найти хоть в Википедии, хоть в телефонной книге.
В реале оценивать деяния Пятисот семей можно только косвенно, по результатам, проявляющимся на продолжительных отрезках времени, и делать это следует очень осторожно, всегда сомневаясь в правильности собственных выводов.

Разумеется, это касается не только Америки, но и Великобритании или Франции — словом, любой страны, в которой есть свои Триста или Пятьсот семей.

Но по крайней мере действия политического класса, равно как и идеи и теории, которыми он руководствуется, мы проанализировать можем. Это уровень, на котором появляются и официальные доктрины, и общественные дискуссии, и борьба идеологий. Уровень, на котором действуют правительства и штабы. Эпоха холодной войны нас в данном случае не интересует, вспомним в двух словах, что происходило по её окончании. В 1992 году Френсис Фукуяма написал книгу «Конец истории и последний человек», в которой провозгласил, что победа Запада в Холодной войне и распространение либеральной демократии означают завершение социокультурной истории человечества.

Этот тезис, поразительно напоминающий распространённую в 1918 году веру, что Первая мировая была последней войной в истории, уже в 1993 году попытался опровергнуть Сэмюэль Хантингтон в статье «Столкновение цивилизаций?», тремя годами позже разросшейся до книги «Столкновение цивилизций». Тем не менее в 90-е годы предпочтение отдавалось Фукуяме. В частности, его идеями обосновывались военные операции НАТО против сербов на Балканах. В сущности, «Конец истории» был идеологией эпохи, считавшей превосходство американской авиации над любым противником абсолютным.

Потом было 11 сентября 2001 года. Жена позвонила мне (кажется, в то время я ещё пользовался своим первым или, по крайней мере, одним из своих первых мобильных телефонов) и сказала, что неопознанные самолёты бомбят Нью-Йoрк (в первых сообщениях с места событий говорилось об атаке с воздуха, и было непонятно, что происходит). После этой даты стало принято считать, что Фукуяма ошибался, а Хантингтон был прав. Но вера в тотальное превосходство американских вооружённых сил сохранилась и породила мнение, что любую войну можно выиграть. Столкновение так столкновение — начались вторжения в Афганистан и Ирак.

Иракская операция в итоге обошлась американцам в пять тысяч павших, тридцать тысяч раненых и один триллион долларов. Пятью тысячами солдат они могли бы пренебречь, но триллионом долларов не пренебрегает никто и никогда. В 2006–2007 годах, когда кровавый хаос в Ираке и сопряжённые с военной операцией расходы достигли апогея, наступило глубокое разочарование в идее решать любые проблемы в любой точке земного шара военным путём. Строго говоря, логистика не подвела. Но она оказалась очень, очень дорогой. Выяснилось, что в некоторых случаях преодоление географии ради политических целей — это игра, которая не стоит свеч.

В 2009 году автор ряда политических бестселлеров Роберт Каплан написал статью «Месть географии». Из неё впоследствии выросла книга (естественно, бестселлер) «Месть географии. Что могут рассказать географические карты о грядущих конфликтах и битве против неизбежного» (2012 год). Думаю, не будет преувеличением сказать, что для наших дней «Месть географии» стала примерно тем же, чем были «Конец истории» для девяностых и «Столкновение цивилизаций» для нулевых. В этой книге содержатся идеологемы, сегодня разделяемые американским политическим классом. Я читал её и могу констатировать: произошёл очередной ренессанс географического детерминизма и геополитических теорий. В нынешнем виде их можно назвать общим именем «географический реализм».

Я прочёл бумажную версию «Мести географии» на чешском языке, и мне она понравилась. Эта книга полна ссылок на классиков геополитического мышления от античности до ХХ века и экскурсов в историю всех ключевых регионов Земли. Есть в ней и глава о нашем богоспасаемом отечестве, носящая характерно маккиндеровское название «Россия и независимый Хартленд». У меня появилось желание привести в этом тексте несколько цитат из Каплана. Чтобы избежать сложностей, связанных с двойным переводом, я решил найти в Сети русскую версию. А когда нашёл, испытал шок. Я искал абзац, по-чешски звучавший так:

«Jinými slovy, ruská náboženská a komunistická totalita má své kořeny v pocitu bezbrannosti v lese nedaleko stepi, který naopak zase vštípil Rusům potřebu dobývat. Ale protože krajina byla rovinatá, a ve své nezměrnosti nedílně spojená s Asií a Širším Blízkým východem, Rusko samo bylo dobyto. Zatímco jiné říše rostou, expandují a zaniknou — a nikdy víc už o nich není slyšet, ruská říše se rozrůstala, hroutila a znovu ožívala. Geografie a historie dokazují, že Rusko nelze nikdy podceňovat. Částečné vzkříšení Ruska v současné době po rozpadu sovětského impéria je součástí starého příběhu».

Оказалось, российские переводчики сделали из этого текста вот что:

«Совокупность религии и принципа общинной организации у славян, другими словами, служили откликом на чувство незащищенности в лесах рядом со степью, что, в свою очередь, вселяло в них желание покорять новые земли. Однако ввиду того, что территория была равнинной и неразрывно связана в своей необъятности с Азией и Большим Ближним Востоком, Россия оказывалась завоеванной сама. В то время как другие империи возникали, расширялись, рушились — и о них никогда больше не слышали, — Российская империя расширялась, и разваливалась, и возрождалась уже неоднократно. География и история показывают, что Россию никогда нельзя сбрасывать со счетов. Возрождение России после развала СССР — всего лишь часть исторического процесса, уходящего корнями в глубокую древность».

«Религиозный и коммунистический тоталитаризм» превратился в «совокупность религии и принципа общинной организации», «потребность русских завоёвывать» — в «желание славян покорять новые земли», «Россия была завоёвана» — в «Россия оказывалась завоёванной». Последний нюанс очень важен. Каплан подробно рассуждает о том, что Россия была завоёвана только один раз — монголами, после чего у русских возникло стойкое убеждение, что на свете нет ничего хуже, чем быть завоёванными, и с тех пор они не сдаются никакому противнику. И всё это — не считая стилистической убогости перевода. Нужно очень не любить читателей, чтобы из стильного и ёмкого оборота «часть старой истории» сделать «часть исторического процесса, уходящего корнями в глубокую древность».

Если вас интересует, насколько точен чешский перевод, то вот английский оригинал:

«Russia’s religious and communist totality, in other words, harked back to this feeling of defenselessness in the forest close to the steppe, which inculcated in Russians, in turn, the need for conquest. But because the land was flat, and integrally connected in its immensity to Asia and the Greater Middle East, Russia was itself conquered. While other empires rise, expand, and collapse — and are never heard from again, the Russian Empire has expanded, collapsed, and revived several times. Geography and history demonstrate that we can never discount Russia. Russia’s partial resurgence in our own age following the dissolution of the Soviet Empire is part of an old story».

Вы можете поверить мне на слово или обратиться к специалистам, результат будет один и тот же. Кто угодно подтвердит вам, что в чешской версии сохранено всё, что только можно сохранить при переводе — смысл, стиль, ритм, детали и нюансы. Чешский читатель получает абсолютно тот же самый текст, что и английский.



Слева: чешский перевод книги Роберта Каплана «The Revenge of Geography: What the Map Tells Us About Coming Conflicts and the Battle Against Fate». Справа: русский пересказ этой же книги

Что касается русского читателя, то ему предлагают книгу, являющуюся в лучшем случае скверным пересказом работы Каплана. Приведённый отрывок — ещё один из самых адекватных в посвящённой России десятой главе. Русские в ней называются то россиянами, то славянами, Путин — российским руководством, а чеченцы — горцами. Если, конечно, вообще остаются в тексте. Например, рассуждение о том, что рождаемость у чеченцев на треть выше, чем у русских, и что чеченские общины могут служить базой для исламского терроризма в российских городах, полностью пропущено. В этой главе много пропусков. Некоторые — по полстраницы длиной. Подобное надругательство над книгой заслуживает отдельной статьи, и, возможно, я напишу её, а пока вернёмся к тексту Каплана.

В главе XI, названной «География китайской мощи», я не нашёл ничего неожиданного. Китай в ней рассматривается как естественный геополитический противник Соединённых Штатов. Ни о какой интеграции с ним речь, естественно, не идёт, автор лишь выражает надежду, что прямого военного конфликта всё же удастся избежать. Хотя тут же приводит сделанные в 2009 году оценки специалистов, согласно которым уже к 2020 году Китай будет в состоянии выиграть у Америки войну за Тайвань вне зависимости от того, какие дополнительные силы американцы задействуют для защиты острова.

Зато я обнаружил идею интеграции в главе ХV — «Бродель, Мексика и военно-политическая стратегия». Эта глава выделена в отдельную часть книги, носящую название «Судьба Америки». Тут я позволю себе привести пространную цитату. Стилистически это, конечно, не совсем Роберт Каплан (он пишет лучше), но по крайней мере смысл его слов русский перевод передаёт вполне верно (остальные главы книги не подверглись такой вивисекции, как «Россия и независимый Хартленд»). Мне кажется, что предлагаемую Капланом концепцию американского будущего разделяют люди, бывшие у власти в 2008–2016 годах и сегодня не желающие смириться с поражением на выборах. Вот как она выглядит:

«Размытие юго-западной границы Америки становится географическим фактом, который не могут отменить никакие устройства для обеспечения безопасности на фактической границе. <…>. И неотъемлемая связь между Мексикой и США — географическая, историческая и демографическая — просто-напросто слишком крепкая, чтобы предположить, как надеется Хантингтон, что американский национализм может оставаться таким же чистым, каким он является сейчас. Хантингтон совершенно прав, высмеивая космополитизм (равно как и империализм) как элитарную точку зрения. Но определенная доля космополитизма, вопреки мнению Хантингтона, неизбежна, и ею не следует пренебрегать.

Я считаю, что Америка в течение XXI в. станет скорее цивилизацией полинезийского типа (плюс метисы), ориентированной с севера на юг от Канады до Мексики, чем островом, населенным светлокожими людьми, простирающимся с востока на запад в умеренной зоне от Атлантического до Тихого океана.

Для этого многорасового сообщества будут характерны быстро растущие города-государства с пригородами, которые с течением времени все больше будут похожи друг на друга, будь то Каскадия на северо-западном побережье Тихого океана или Омаха-Линкольн в штате Небраска. Каждый из них будет поддерживать и развивать свои экономические отношения с городами и торговыми сетями по всему миру, поскольку развитие технологий значительно сократит расстояния.

США, по моему мнению, суждено стать основной беспошлинной зоной деловых операций в мире, излюбленным местом проживания для мировой элиты. В соответствии с римской традицией она будет продолжать использовать иммиграционные законы для того, чтобы присвоить лучшие и умнейшие человеческие активы мира и максимально разнообразить поток иммигрантов, в котором, как опасается Хантингтон, слишком много мексиканцев. В соответствии с этой точкой зрения национализм сам по себе станет не таким концентрированным, но все же достаточным, чтобы сохранить уникальную индивидуальность Америки или ее военную мощь. Одним словом, Америка больше не является «островом», защищенным Атлантическим и Тихим океанами. Она стала теснее связана с остальным миром не только из-за развития технологий, но и под давлением мексиканской и центральноамериканской демографии.

Но такой взгляд предполагает, что Мексика должна стать успешным, а не бессильным государством.

Если президенту Кальдерону и его преемникам удастся раз и навсегда сломить сопротивление наркокартелей (что является, мягко говоря, крайне сложной задачей), это станет стратегической победой, гораздо более значимой, чем любые успехи на Ближнем Востоке. Союз между стабильной и процветающей Мексикой и США стал бы непобедимым геополитическим объединением. <…> Одним словом, Бацевич прав в своем предположении — решение проблемы с Мексикой важнее, чем решение проблем в Афганистане. К сожалению, как утверждает Бацевич, Мексика находится на грани катастрофы, а мы не обратили на это внимания из-за того, что полностью сконцентрировались на Большом Ближнем Востоке».

Сегодня приоритеты американской политики диктуются географическим реализмом. C Мексикой у Соединённых Штатов сухопутная граница протяжённостью 3000 километров, а от Китая их отделяют 9000 километров тихоокеанских вод и исторический спор о судьбах Тайваня. Поэтому интеграция Америки с Мексикой весьма и весьма вероятна, а тема её интеграции с Китаем просто не рассматривается. В лице президента Трампа к власти в Америке пришли люди, желающие не объединиться с Мексикой, но, напротив, отгородиться от неё стеной, и не создать величайшую беспошлинную зону на свете, но отменить многие трансрегиональные и трансокеанские договоры об экономическом сотрудничестве.
Однако и они действуют в парадигме, в которой мексиканские проблемы оказываются на первом месте, а азиатские — на одном из последних.

Какая бы группировка ни оказывалась в Белом доме, Америка вынуждена заниматься сначала мексиканским вопросом, а потом уже всеми остальными. Примерно как Россия, которую география рано или поздно (скорее рано, чем поздно) вынудит решить украинский вопрос. Географические карты наглядно показывают, кто с кем будет танцевать в XXI веке.