Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

163. #USP of АНГЛИЯ. РАСИЗМ

#Англичане

Ниже ОЧЕНЬ интересная статья об «узком расизме», хотя прямо ТАК не называется. Если ЕЩЁ ПРОЩЕ, то статья о том, кого «истинные белые», т.е. англичане считают «своими». Создали свою иерархию Европы.

Вот статья - hbdchick.wordpress.com/2014/03/10/big-summary-post-on-the-hajnal-line, читать её трудно, но суть в следующем:

Пролистайте до 8-ой карты, она одна из самых показательных, - карта белости.

Карта совпадает с картой индивидуализма - это умозрительный спекулятивный критерий, но (!) дает понять кто есть кто. Вот как англичане примерно видят мир:

- Эталон - это конечно они сами, самые ахуенные - Британская Англия. Без всяких там кельтов.

- Свои - это кельты, германцы, голландцы. Похуже скандинавы.

- Свои, но немного «воняют» на юге - французы, ещё венгры. Но сами венгры понимают, что за этим последует white guilt, потому активно строят из себя азиатов, к примеру, недавно памятник Атилле поставили.

- Вонючие, но ещё есть шанс: прибалты, чехи и поляки.

- «Вроде свои, но мутные» - это итальянцы, т.к. слишком разные, от «почти немцев» до «почти арабов». В сумме где-то на уровне Хорватии и Испании (хотя и однородная). Olive people.

- «Дикие и вонючие полуазиаты» - это украинцы и беларусы, КРОМЕ (!) тех, кто живёт на западной части - эти не совсем дикие и не азиаты, но вонючие, вообщем средненькие. Поэтому то именно на западные части Украины и Беларуссии направлены гранты, семинары и т.п. по демократии и либерализму - ДАЮТ ШАНС.

- Ну и - «Вонючие и чужие» - as it is - это русские - это и НЕ азиаты, и НЕ белые (для англичан). Короче вонючие и безнадежные полукровки. Brown people.

- «Дикари» - это балканы и Португалия, как Ливия. К слову, - португальцы на 13% черные.

- «Дикари патентованные» - это Алжир, Марокко, Казахстан, Тунис.

(!) Важно понимать, что если бы карта реально отображала индивидуализм - то русские были бы на 1-м месте.

Потому что русские любят заботиться о своих домиках, а вот то что происходит вокруг - не столь приоритетно. Это не плохо, ну вот такими мы есть, или были, или стали. Американцы вот не стесняются и живут в частных домах. А вот скандинавы бы были в конце списка, так как скандинавский социализм и ИКЕА - сами понимаете, это видно особенно по политике Швеции.

P.S.: Кому интересен серьёзный разбор статьи, то я был бы рад помочь, статья трудная. Читайте.

Мои твиты

  • Ср, 13:56: Вспоминаю такой сервис был в 12 году, Futubra. На нём аноны любили веселиться и в целом удобная штука была, но пото… https://t.co/H74Qa36AMW
  • Ср, 15:01: В истории с немцем, выточившем рукоятку ножа из собственной кости мне нравится абсолютно всё: и то, что пользоватьс… https://t.co/Kqqpv1vZpn
  • Ср, 18:35: А вот хороший фильм "Русский бес" с Макаревичем-сыном.
  • Ср, 18:53: ПРОДОЛЖЕНИЕ От национального движения к формированию нации. Ч.6. Биологическая метафора и сосуществование видов… https://t.co/51FlfMcWxY
  • Чт, 06:58: Сумрачный Астеррот о воровском ходе и новых законах путинской администрации: https://t.co/oALZm64vWk
  • Чт, 07:06: Сегодня каждый еврей обязан нажраться. Если встретите ненажратого, то это антисемит какой-то и сторонник Амана. Оторвите ему ухо!
  • Чт, 07:24: Вспоминаю все свои командировки в Казахстан, которые, по большей части, проходили именно через Астану. Казахи и рус… https://t.co/yZHABidRmb
  • Чт, 08:30: Полчаса назад Тереза Мэй сделана экстренное заявление для прессы. Когда о нем объявили во второй половине дня, все… https://t.co/WFYz3m87ww
  • Чт, 08:45: Одной из банальных причин моего ухода из московского "неокатехумената"* является московский расизм. Ни одна сволочь… https://t.co/emJQCjnBIF
  • Чт, 09:31: ЧЕТЫРЕ ПАРТИИ (эддон для самых маленьких, а то скоро месяц бана закончится и вы меня тут ещё долго не увидите) Сам… https://t.co/iZSgIUjoUK
Collapse )

#НОВОКАИН vol.283 #Холодная_Война vol.32 #РНГ #НАЦИЯ #ДИАСПОРА

Долго откладываю ответ о "судьбах России", но надо с ним наконец разделаться. Заранее совет: если чувствуете, что во время чтения на вас накатывают животные эмоции, отложите текст в сторону и вернитесь к нему через месяц-другой. Если что-то непонятно — спрашивайте.

Континентальная Европа состоит из трёх стран: Франции, Германии и России. Скандинавия относится к Континенту не более, чем Британия — де-факто это остров. В скандинавском языке [1] слово "континент" с большой буквы и с определённым артиклем — "Kontinenten" — используется так же, как в английском "the Continent". [2] Отделены от континентальной Европы горными цепями также Испания, Италия и Балканы. Они относятся к Средиземноморью, это понятие старше "Европы". [3] Если убрать из франко-германо-русской тройки любой компонент, Европа перестает существовать как экономическое, военное или культурное образование.

Важность всех трёх стран не означает их равноправия. Франция самая старая из них, а значит самая опытная и самая культурная, её лидерство в любом возможном евроинтеграционном проекте неоспоримо. Англичане это прекрасно понимали, поэтому стремились свести своё участие к "постановке на лыжи". Но поскольку Германия находится на окраине Западной Европы, она выросла больше Франции, поэтому естественны немецкие амбиции. Ранний этап евроинтеграции был тождественен интеграции Германии. Её разрезали на куски, что позволило сделать интеграцию постепенной: ФРГ по населению равнялась Франции. Понаблюдав, за хорошее поведение позволили аннексировать ГДР, что стало ключом к евроинтеграции и Восточной Европы (в том числе, нейтральной Австрии). Подчеркну: ЕВРОинтеграции, а не аннексии в Германию. [4]

Россия, в свою очередь, находится на окраине Европы в целом, и лишь её европейская часть больше даже Великой Германии. Неудивительно, что европейцы боятся русского доминирования, которое уже два (ну или полтора ;) ) раза имело место. Но в то же время они понимают, что Россия нужна Европе. Русская литература золотого и серебрянного веков и русская классическая музыка — неотъемлемая часть европейской культуры. Россия — это, по меньшей мере, резерв полезных ископаемых и квалифицированной и неквалифицированной рабочей силы. Без России Великой Европе попросту не удержаться в своих естественных границах, включая Средиземноморье, против Англо-Амеро-Индии. [5] Поэтому РФ и выполняет функции европейских экспедиционных сил в Сирии, пока единая европейская армия ещё только создаётся. Вопрос более плотной интеграции России европейцы будут решать, но сценарии есть разные.

Можно сразу отмести сценарий "Навальный устраивает майдан под лозунгами изгнания жуликов и воров ради вступления в ЕС". Если он и случится (что вряд ли), то стоять за ним будут вовсе не европейцы, и его целью будет не евроинтеграция, а наоборот. ;) Не стоит ждать и "русского рисоржименто" — когда бывшую УССР наконец разберут на куски, это будет сделано вовсе не для того, чтобы присоединить некоторые из них к РФ. Многие ошибочно воспринимают назначение эксперимента с ДНР/ЛНР. На них отрабатывают не раздел Украины (это несложно, польско-чешская агентура давно на позициях и ждёт сигнала [6]), а раздел РФ. Ведь как и Германии, России придётся вступать в Европу в "щадящем режиме", по частям.
Важно не ошибиться в схеме раздела. Переименовывать области центральной России в "народные республики" не будут. Ведь одно из достоинств России, как и Германии — масштаб. ФРГ была не слишком большой, чтобы не предоставлять угрозы, но и не слишком маленькой, чтобы быть "мотором послевоенного восстановления экономики". Можно с уверенностью сказать, что вступающее в ЕС государство со словом "Россия" в названии будет не меньше современного Центрального федерального округа (40 МЛН. человек, как Польша). Скорее всего, в его состав также войдут Северо-Западный и части Приволжского, Уральского и, может быть, даже Южного, по размеру получится как раз Германия (80-90 МЛН.). Пояс русского населения, тянущийся до Тихого океана, конечно поделят на "республики", которые интегрируют попозже. Значительная часть Сибири станет "федеральными территориями ЕС", наподобие канадского севера или австралийской пустыни. Кавказ и Тува — протекторатами, вроде Мавритании.

ФРГ нужно было быть "неопасной" для Франции, но вступающая в ЕС Россия может быть и побольше ФРГ — ей нужно быть "неопасной" уже для Франко-Германии. А от дополнительной возможности попугать восточноевропейцев отказываться не стоит. :) Ведь надо будет избавляться от англо-американской агентуры. Но армия государства со словом "Россия" в названии не сможет быть слишком большой, ведь её нужно будет рано или поздно встраивать в европейскую. Может возникнуть вопрос, а стоит ли Европе разбрасывать русское население по "народным республикам", чья интеграция задержится, если одна из задач русских — война? Чтобы оно могло наниматься в ЧВК, статус государств, где оно проживает, неважен. :) Между прочим, путь "народных республик" за Уралом с преимущественно русским населением может быть единственной возможностью вернуться в Европу для русских северного Казахстана.

Как я говорил ранее, это оптимистичный вариант. Независимой России, да ещё в исторических границах, быть уже не может — она несовместима с европроектом, который набрал такую массу, что США и Британия не могут его остановить, а только замедлить. Но может быть русский голос в строящейся Единой Европе. Переход к формальным отношениям с Европой, пусть на первых порах и неравным — это возможность сбросить оковы "криптоколонии". И "брексит" даёт на то шанс — прямое вовлечение англичан в европейские дела снижается, и они уже довольно давно начали постепенно передавать управление РФ Франко-Германии. Это позволит русским выжить, а в длительной перспективе они своё возьмут. Может показаться странным, что я одновременно поддерживаю и "брексит", и евроинтеграцию, но одна причин именно в сказанном.

Когда стоит ожидать его реализации? Полностью — в течение 1-2 поколений. Но первые шаги будут заметны уже около 2025 года, параллельно со строительством общеевропейской армии.

P.S. (в слегка едком и насмешливом тоне) Некоторым амбициозным личностям надо было не мечтать о фюрерстве в РНГ, а ехать получать образование, показывать свои таланты Людям. Брюссельские еврократы оценили бы и дали пост гауляйтера в ассоциированной с ЕС Дальневосточной Народной Республике. ;)
P.S.S. (продолжая) Думаете, нереально? Пример из жизни: знакомая знакомых приехала из Белоруссии изучать "гендерные науки" по европейской стипендии, данной за участие в протестах против Батьки. Уже на месте приняла ислам, начала носить хиджаб. Не знаю, где она сейчас и что делает, но девушка пробивная, наверняка делает карьеру. Ведь всё поняла правильно. ;)

[1] Шведский, датский и норвежский-букмол отличаются друг от друга МЕНЬШЕ, чем современные русский, украинский и белорусский. Норвежский-нюнушк особь статья, но его специально сочиняли так, чтобы было как можно меньше похоже на языки клятiх датских и шведских оккупантов. Результат — на нём до сих пор пишут только 10% норвежцев, остальные — на букмоле, который по сути является датским с фонетической орфографией.
[2] Между двумя Островами действуют "особые отношения" на платформе социал-демократии. Их историю уже начинают писать, см., например, статью некоего Juhana Aunesluoma (sic) в сборнике "Cold War Britain, 1945-1964" издательства Palgrave. На самом деле, конечно, начались они до Второй мировой.
[3] О родстве христианства и ислама, в частности, происхождения от византийской религии как православия, так и суннизма, надо говорить отдельно, и лучше кому-то другому, нежели мне. Скажу только, что усилиями секты Дугина у русских проблемы с правильным восприятием этой идеи, но европейские элиты свою историю знают. Поэтому с Евросоюзом уже 10 лет ассоциирован "Средиземноморский союз", и интеграция будет только продолжаться.
[4] Некоторые плачут о Кёнигсберге и Данциге, но главной "символической" потерей от раздела была Тюрингия, которую в 1990 году немцам вернули. Именно оттуда происходит литературный немецкий-хохдойч, чья история специально запутана. Например, английские националисты запустили байку, что это ганноверский диалект.
[5] Бояться "китайского вторжения", вроде бы, уже перестали, узнав, что исторически не китайцы кого-то захватывали, а захватывали их (а они потом переваривали захватчиков :) ). Есть опасность сделать похожий вывод в отношении Индии, которую тоже всё время захватывали. Последние 200 лет она в руках не тюрко-монголов, а белых англосаксов. Не устаю напоминать, что двухмиллионная индийская армия сражалась под английским командованием в обеих мировых войнах по всему Индийскому океану.
[6] В конце 2013 года один мой польский коллега увидел видеозаписи известных прыг-скоков и прокомментировал: скачут прямо как в Чехословакии.

У АССОЦИАЦИИ SOCIONOVUS ПОЯВИЛСЯ САЙТ

http://socionovus.today/

#SOCIONOVUS

Первая запись на сайте:


1917-2017: революция и контрреволюция

9 ноября (четверг) в Новом здании Государственной Думы РФ зале 1243 состоится очередная встреча Ассоциации SOCIONOVUS. Тема встречи: «1917–2017: революция и контрреволюция». В начале встречи прозвучат следующие доклады:

1. В своем докладе «Революция – контрреволюция – консервативная революция» главный редактор сайта «Радикальная реанимация» Дмитрий Румянцев напомнит основные вехи событий столетней давности, которые постепенно стали обрастать мифами. Кроме того в докладе будет показана всеевропейская роль событий 1917 года и те процессы, которые были вызваны русской революцией.

2. Политолог и историк Ольга Кононова прочитает доклад «Образ политического лидера в 1917 году», в котором сравнит таких лидеров, как Ленин, Корнилов и Керенский и покажет, что применительно к событиям 1917 года следует говорить не о лидере как персоне, а, скорее, о коллективном лидерстве.

3. Писатель и историк Михаил Сарбучев прочитает доклад «Социокультурный контекст революции 1917 года». В этом докладе будет показано, что русские окончательно формируются как нация и становятся заметны в мире к началу XX века. Также в докладе будет поставлена под вопрос правомерность определения 25 октября (7 ноября), как точной даты, с которой в стране была установлена власть большевиков.

Во встрече также принимают участие: Василий Колташов (экономист), Роман Ковалев (пресс-секретарь «Новой оппозиции»), Алексей Козлов (политтехнолог), Андрей Лычаков (председатель Региональной организации анархистов), Сергей Фефелов (блогер) и др.

Ведет встречу депутат Государственной Думы РФ Сергей Иванов (фракция ЛДПР).

138. /b-1

Продолжение заметки О ГЕОГРАФИЧЕСКОМ РЕАЛИЗМЕ https://sputnikipogrom.com/blogs/bohemicus/65592/on-realism

Позволю себе напомнить, что Трамп был не единственным эксцентричным миллиардером, которого посещали подобные идеи. В 1992 году независимый кандидат Росс Перо (ранее продавший одну из своих компаний за два с половиной миллиарда долларов) был допущен к теледебатам и в итоге собрал 18,9% голосов избирателей (беспрецедентный успех для третьей силы).



Ивана Трамп в молодости. То один, то другой чех нет-нет да и сыграет в жизни Трампа исключительную роль. Например, знаменитое видео, на котором охрана затаскивает в машину потерявшую равновесие Хиллари Клинтон, снял и опубликовал некий Зденек Гажда — чех, 24 года проживший в Америке. При желании я мог бы сочинить конспирологию о Дональде Трампе, как об агенте чехословацкой разведки. Некоторые теории заговоров строятся и на более шатких основаниях

По-видимому, к 1996 году от идеи продвижения в Белый дом независимого кандидата отказались. Росс Перо (которого вполне можно считать политическим прототипом Трампа) снова баллотировался, но на этот раз не был допущен до теледебатов и получил куда меньше голосов — всего восемь процентов. А Дональд Трамп отошёл от политики, чтобы двадцать лет спустя стать президентом США от Республиканской партии. Его прошлое свидетельствует, что, в принципе, он мог бы баллотироваться и от демократов, и в качестве третьей стороны (вы будете смеяться, но одно время Трамп финансировал Хиллари Клинтон). В политике есть уровень, на котором партийные и идеологические разногласия перестают играть сколько-нибудь существенную роль.

Современный русский историк С.В. Волков, занимающийся элитологией профессионально, оценивает численность американского политического класса (т. е. людей, имеющих реальное влияние на принятие решений в этой стране) в пять тысяч семей. Однако внутри этого класса есть своя элита, по численности на порядок ему уступающая, но по влиянию — на порядок превосходящая остальные входящие в него группы. Это те, кого принято условно называть Триста (или Пятьсот) cемей. Насколько я понимаю, их и имел в виду Егор Погром, говоря о теневом контуре управления США. Если в политический класс входит руководство демократической и республиканской партий, равно как и их идеологи, то на уровне элиты партийные и идеологические разногласия перестают иметь значение. Для неё прaвые и левые — это две руки одного организма.

Осмелюсь предположить, что на этом уровне и принималось 29 лет назад решение о подготовке Дональда Трампа к выдвижению в президенты, а в 2016-м — о его победе. Похоже, политический класс («пять тысяч семей») был преимущественно настроен на победу Клинтон, но элита («Пятьсот семей») решила по-другому. Эта гипотеза позволяет объяснить странности прошедших выборов, от небывалой остроты противостояния до неожиданного (и, в общем, не вполне законного) вмешательства в дело спецслужб без пяти минут двенадцать. Увы, она отвечает лишь на часть существующих вопросов, зато порождает множество новых. Например, такой: почему Трамп стал президентом на 20 лет позже, чем предполагал первоначальный план, т. е. в семидесятилетнем возрасте и в ситуации, когда люди с мексиканскими флагами в руках просто избивают его сторонников на улицax?

Ни один ответственный автор не может сказать, что точно знает состав, структуру или цели Пятисот семей. На эту тему существует множество спекуляций и гипотез, но все они производят несерьёзное впечатление. Авторы конспирологических книжек о каком-нибудь Бильдербергском клубе сначала рассказывают об обстановке секретности, окружающей заседания этой организации (вплоть до временной замены обслуживающего персонала пятизвёздочных отелей, в которых проходят встречи, на личную прислугу членов клуба), а потом как ни в чём ни бывало делятся с читателями самыми сокровенными тайнами и секретными планами означенных властелинов мира.

Помнится, Наполеон в своё время заметил, что масоны собираются в ложах ради еды. Подозреваю, что с подобными целями встречаются и члены Бильдербергского клуба, Трёхсторонней комиссии, Комитета 300, Сионского Приората и других воспетых конспирологами тайных организаций, состав которых можно найти хоть в Википедии, хоть в телефонной книге.
В реале оценивать деяния Пятисот семей можно только косвенно, по результатам, проявляющимся на продолжительных отрезках времени, и делать это следует очень осторожно, всегда сомневаясь в правильности собственных выводов.

Разумеется, это касается не только Америки, но и Великобритании или Франции — словом, любой страны, в которой есть свои Триста или Пятьсот семей.

Но по крайней мере действия политического класса, равно как и идеи и теории, которыми он руководствуется, мы проанализировать можем. Это уровень, на котором появляются и официальные доктрины, и общественные дискуссии, и борьба идеологий. Уровень, на котором действуют правительства и штабы. Эпоха холодной войны нас в данном случае не интересует, вспомним в двух словах, что происходило по её окончании. В 1992 году Френсис Фукуяма написал книгу «Конец истории и последний человек», в которой провозгласил, что победа Запада в Холодной войне и распространение либеральной демократии означают завершение социокультурной истории человечества.

Этот тезис, поразительно напоминающий распространённую в 1918 году веру, что Первая мировая была последней войной в истории, уже в 1993 году попытался опровергнуть Сэмюэль Хантингтон в статье «Столкновение цивилизаций?», тремя годами позже разросшейся до книги «Столкновение цивилизций». Тем не менее в 90-е годы предпочтение отдавалось Фукуяме. В частности, его идеями обосновывались военные операции НАТО против сербов на Балканах. В сущности, «Конец истории» был идеологией эпохи, считавшей превосходство американской авиации над любым противником абсолютным.

Потом было 11 сентября 2001 года. Жена позвонила мне (кажется, в то время я ещё пользовался своим первым или, по крайней мере, одним из своих первых мобильных телефонов) и сказала, что неопознанные самолёты бомбят Нью-Йoрк (в первых сообщениях с места событий говорилось об атаке с воздуха, и было непонятно, что происходит). После этой даты стало принято считать, что Фукуяма ошибался, а Хантингтон был прав. Но вера в тотальное превосходство американских вооружённых сил сохранилась и породила мнение, что любую войну можно выиграть. Столкновение так столкновение — начались вторжения в Афганистан и Ирак.

Иракская операция в итоге обошлась американцам в пять тысяч павших, тридцать тысяч раненых и один триллион долларов. Пятью тысячами солдат они могли бы пренебречь, но триллионом долларов не пренебрегает никто и никогда. В 2006–2007 годах, когда кровавый хаос в Ираке и сопряжённые с военной операцией расходы достигли апогея, наступило глубокое разочарование в идее решать любые проблемы в любой точке земного шара военным путём. Строго говоря, логистика не подвела. Но она оказалась очень, очень дорогой. Выяснилось, что в некоторых случаях преодоление географии ради политических целей — это игра, которая не стоит свеч.

В 2009 году автор ряда политических бестселлеров Роберт Каплан написал статью «Месть географии». Из неё впоследствии выросла книга (естественно, бестселлер) «Месть географии. Что могут рассказать географические карты о грядущих конфликтах и битве против неизбежного» (2012 год). Думаю, не будет преувеличением сказать, что для наших дней «Месть географии» стала примерно тем же, чем были «Конец истории» для девяностых и «Столкновение цивилизаций» для нулевых. В этой книге содержатся идеологемы, сегодня разделяемые американским политическим классом. Я читал её и могу констатировать: произошёл очередной ренессанс географического детерминизма и геополитических теорий. В нынешнем виде их можно назвать общим именем «географический реализм».

Я прочёл бумажную версию «Мести географии» на чешском языке, и мне она понравилась. Эта книга полна ссылок на классиков геополитического мышления от античности до ХХ века и экскурсов в историю всех ключевых регионов Земли. Есть в ней и глава о нашем богоспасаемом отечестве, носящая характерно маккиндеровское название «Россия и независимый Хартленд». У меня появилось желание привести в этом тексте несколько цитат из Каплана. Чтобы избежать сложностей, связанных с двойным переводом, я решил найти в Сети русскую версию. А когда нашёл, испытал шок. Я искал абзац, по-чешски звучавший так:

«Jinými slovy, ruská náboženská a komunistická totalita má své kořeny v pocitu bezbrannosti v lese nedaleko stepi, který naopak zase vštípil Rusům potřebu dobývat. Ale protože krajina byla rovinatá, a ve své nezměrnosti nedílně spojená s Asií a Širším Blízkým východem, Rusko samo bylo dobyto. Zatímco jiné říše rostou, expandují a zaniknou — a nikdy víc už o nich není slyšet, ruská říše se rozrůstala, hroutila a znovu ožívala. Geografie a historie dokazují, že Rusko nelze nikdy podceňovat. Částečné vzkříšení Ruska v současné době po rozpadu sovětského impéria je součástí starého příběhu».

Оказалось, российские переводчики сделали из этого текста вот что:

«Совокупность религии и принципа общинной организации у славян, другими словами, служили откликом на чувство незащищенности в лесах рядом со степью, что, в свою очередь, вселяло в них желание покорять новые земли. Однако ввиду того, что территория была равнинной и неразрывно связана в своей необъятности с Азией и Большим Ближним Востоком, Россия оказывалась завоеванной сама. В то время как другие империи возникали, расширялись, рушились — и о них никогда больше не слышали, — Российская империя расширялась, и разваливалась, и возрождалась уже неоднократно. География и история показывают, что Россию никогда нельзя сбрасывать со счетов. Возрождение России после развала СССР — всего лишь часть исторического процесса, уходящего корнями в глубокую древность».

«Религиозный и коммунистический тоталитаризм» превратился в «совокупность религии и принципа общинной организации», «потребность русских завоёвывать» — в «желание славян покорять новые земли», «Россия была завоёвана» — в «Россия оказывалась завоёванной». Последний нюанс очень важен. Каплан подробно рассуждает о том, что Россия была завоёвана только один раз — монголами, после чего у русских возникло стойкое убеждение, что на свете нет ничего хуже, чем быть завоёванными, и с тех пор они не сдаются никакому противнику. И всё это — не считая стилистической убогости перевода. Нужно очень не любить читателей, чтобы из стильного и ёмкого оборота «часть старой истории» сделать «часть исторического процесса, уходящего корнями в глубокую древность».

Если вас интересует, насколько точен чешский перевод, то вот английский оригинал:

«Russia’s religious and communist totality, in other words, harked back to this feeling of defenselessness in the forest close to the steppe, which inculcated in Russians, in turn, the need for conquest. But because the land was flat, and integrally connected in its immensity to Asia and the Greater Middle East, Russia was itself conquered. While other empires rise, expand, and collapse — and are never heard from again, the Russian Empire has expanded, collapsed, and revived several times. Geography and history demonstrate that we can never discount Russia. Russia’s partial resurgence in our own age following the dissolution of the Soviet Empire is part of an old story».

Вы можете поверить мне на слово или обратиться к специалистам, результат будет один и тот же. Кто угодно подтвердит вам, что в чешской версии сохранено всё, что только можно сохранить при переводе — смысл, стиль, ритм, детали и нюансы. Чешский читатель получает абсолютно тот же самый текст, что и английский.



Слева: чешский перевод книги Роберта Каплана «The Revenge of Geography: What the Map Tells Us About Coming Conflicts and the Battle Against Fate». Справа: русский пересказ этой же книги

Что касается русского читателя, то ему предлагают книгу, являющуюся в лучшем случае скверным пересказом работы Каплана. Приведённый отрывок — ещё один из самых адекватных в посвящённой России десятой главе. Русские в ней называются то россиянами, то славянами, Путин — российским руководством, а чеченцы — горцами. Если, конечно, вообще остаются в тексте. Например, рассуждение о том, что рождаемость у чеченцев на треть выше, чем у русских, и что чеченские общины могут служить базой для исламского терроризма в российских городах, полностью пропущено. В этой главе много пропусков. Некоторые — по полстраницы длиной. Подобное надругательство над книгой заслуживает отдельной статьи, и, возможно, я напишу её, а пока вернёмся к тексту Каплана.

В главе XI, названной «География китайской мощи», я не нашёл ничего неожиданного. Китай в ней рассматривается как естественный геополитический противник Соединённых Штатов. Ни о какой интеграции с ним речь, естественно, не идёт, автор лишь выражает надежду, что прямого военного конфликта всё же удастся избежать. Хотя тут же приводит сделанные в 2009 году оценки специалистов, согласно которым уже к 2020 году Китай будет в состоянии выиграть у Америки войну за Тайвань вне зависимости от того, какие дополнительные силы американцы задействуют для защиты острова.

Зато я обнаружил идею интеграции в главе ХV — «Бродель, Мексика и военно-политическая стратегия». Эта глава выделена в отдельную часть книги, носящую название «Судьба Америки». Тут я позволю себе привести пространную цитату. Стилистически это, конечно, не совсем Роберт Каплан (он пишет лучше), но по крайней мере смысл его слов русский перевод передаёт вполне верно (остальные главы книги не подверглись такой вивисекции, как «Россия и независимый Хартленд»). Мне кажется, что предлагаемую Капланом концепцию американского будущего разделяют люди, бывшие у власти в 2008–2016 годах и сегодня не желающие смириться с поражением на выборах. Вот как она выглядит:

«Размытие юго-западной границы Америки становится географическим фактом, который не могут отменить никакие устройства для обеспечения безопасности на фактической границе. <…>. И неотъемлемая связь между Мексикой и США — географическая, историческая и демографическая — просто-напросто слишком крепкая, чтобы предположить, как надеется Хантингтон, что американский национализм может оставаться таким же чистым, каким он является сейчас. Хантингтон совершенно прав, высмеивая космополитизм (равно как и империализм) как элитарную точку зрения. Но определенная доля космополитизма, вопреки мнению Хантингтона, неизбежна, и ею не следует пренебрегать.

Я считаю, что Америка в течение XXI в. станет скорее цивилизацией полинезийского типа (плюс метисы), ориентированной с севера на юг от Канады до Мексики, чем островом, населенным светлокожими людьми, простирающимся с востока на запад в умеренной зоне от Атлантического до Тихого океана.

Для этого многорасового сообщества будут характерны быстро растущие города-государства с пригородами, которые с течением времени все больше будут похожи друг на друга, будь то Каскадия на северо-западном побережье Тихого океана или Омаха-Линкольн в штате Небраска. Каждый из них будет поддерживать и развивать свои экономические отношения с городами и торговыми сетями по всему миру, поскольку развитие технологий значительно сократит расстояния.

США, по моему мнению, суждено стать основной беспошлинной зоной деловых операций в мире, излюбленным местом проживания для мировой элиты. В соответствии с римской традицией она будет продолжать использовать иммиграционные законы для того, чтобы присвоить лучшие и умнейшие человеческие активы мира и максимально разнообразить поток иммигрантов, в котором, как опасается Хантингтон, слишком много мексиканцев. В соответствии с этой точкой зрения национализм сам по себе станет не таким концентрированным, но все же достаточным, чтобы сохранить уникальную индивидуальность Америки или ее военную мощь. Одним словом, Америка больше не является «островом», защищенным Атлантическим и Тихим океанами. Она стала теснее связана с остальным миром не только из-за развития технологий, но и под давлением мексиканской и центральноамериканской демографии.

Но такой взгляд предполагает, что Мексика должна стать успешным, а не бессильным государством.

Если президенту Кальдерону и его преемникам удастся раз и навсегда сломить сопротивление наркокартелей (что является, мягко говоря, крайне сложной задачей), это станет стратегической победой, гораздо более значимой, чем любые успехи на Ближнем Востоке. Союз между стабильной и процветающей Мексикой и США стал бы непобедимым геополитическим объединением. <…> Одним словом, Бацевич прав в своем предположении — решение проблемы с Мексикой важнее, чем решение проблем в Афганистане. К сожалению, как утверждает Бацевич, Мексика находится на грани катастрофы, а мы не обратили на это внимания из-за того, что полностью сконцентрировались на Большом Ближнем Востоке».

Сегодня приоритеты американской политики диктуются географическим реализмом. C Мексикой у Соединённых Штатов сухопутная граница протяжённостью 3000 километров, а от Китая их отделяют 9000 километров тихоокеанских вод и исторический спор о судьбах Тайваня. Поэтому интеграция Америки с Мексикой весьма и весьма вероятна, а тема её интеграции с Китаем просто не рассматривается. В лице президента Трампа к власти в Америке пришли люди, желающие не объединиться с Мексикой, но, напротив, отгородиться от неё стеной, и не создать величайшую беспошлинную зону на свете, но отменить многие трансрегиональные и трансокеанские договоры об экономическом сотрудничестве.
Однако и они действуют в парадигме, в которой мексиканские проблемы оказываются на первом месте, а азиатские — на одном из последних.

Какая бы группировка ни оказывалась в Белом доме, Америка вынуждена заниматься сначала мексиканским вопросом, а потом уже всеми остальными. Примерно как Россия, которую география рано или поздно (скорее рано, чем поздно) вынудит решить украинский вопрос. Географические карты наглядно показывают, кто с кем будет танцевать в XXI веке.

137. /b-2

Продолжение заметки РУССКАЯ РЕПУТАЦИЯ https://sputnikipogrom.com/blogs/66454/russian-reputation/



Увы, мне это не под силу. Я всю жизнь (точнее, последние лет 20) играю только в одну игру. Когда-то в девяностых я случайно сел за компьютер, на котором была Sid Meier’s Civilization. Да, собственно, так от него и не встал. По природе я консерватор и однолюб, которого почти невозможно заставить изменить вкусы и привычки. Не будь «Цивилизации», я бы сказал, что вообще не играю в компьютерные игры. Во всяком случае, никакая другая игра не увлекла меня больше, чем на 10 минут, как бы хорошо она ни была сделана и кто бы мне её ни рекомендовал. Но «Цивилизация»…

…Помнится, мы играли в русскоязычную версию Civ-1 с чешским другом, владевшим русским в пределах не очень хорошо усвоенной школьной программы («Здравствуй, товаришч, в лете я гульяю в парке»). И он учил все эти «построить амбар», «объявить войну» и «окопаться» специально, чтобы играть. Нам было по тридцать, у нас были семьи, мы владели своими бизнесами, но наступал вечер, и мы, как дети, вытаскивали компьютер на кухню и играли до четырёх утра, выкуривая по пачке сигарет за ночь (надо же, я когда-то курил). От дыма наших сигарет у моей жены погибали цветы, и мой друг объяснял ей, что у них просто заканчивается сезон. Поскольку половину из этих несчастных растений он ей и подарил, у него была возможность изображать специалиста. А она делала вид, что ему верит.

Civ-2 мы пропустили, перейдя сразу к Civ-3, и всё повторилось (только жена предусмотрительно унесла с кухни цветы). Эта версия была у нас на словацком языке (не помню, где мы её раздобыли). В Civ-4 я играл на английском (а вскоре после её появления бросил курить). Civ-5 обнаружилась под ёлкой на католическое Рождество 2010 года (честная лицензионная чешская версия). «Цивилизация-6» появилась на рынке 21 октября 2016, прямо к моему дню рождения. Все прочитанные мною рецензии на эту игру (русские, чешские и английские) содержали стандартную формулировку: «Прежде, чем идти спать, я решил сделать ещё один ход, а когда посмотрел на часы, выпил кофе и пошёл на работу».

boh2-4.jpg

Карта выхода игры «Цивилизация-6» на мировые рынки 21 октября 2016 года. Чёрным цветом показаны страны, жители которых лишены счастливой возможности сыграть в неё. Удивляет чёрная точка на Балканах. Неужели компания 2K Games не признаёт независимость Косова?

За двадцать пять лет «Цивилизация» прошла не меньший путь развития, чем наша цивилизация — за пять тысячелетий. В ней появились возможности, которые в 90-е никто и представить не мог. Hапример, вы можете одержать над миром не только военную, но и религиозную или культурную победу. Eсли вы хотите, чтобы у вашей цивилизации появилась своя религия, вам придётся создать условия для появления пророка, который станет её основателем. Религии не привязаны к определённым народам. Вы вполне можете создать православие, играя за американцев, или основать синтоизм, будучи шумером.

Но есть два важных исключения из этих правил. Во-первых, если в игре участвуют арабы, у них автоматически появляется пророк, создающий ислам. А конголезцы (единственный чернокожий народ в шестой «Цивлизации»), напротив, не могут породить пророка никогда и ни при каких обстоятельствах. Они принимают исключительно религии, созданные другими. По мнению разработчиков игры, чёрных пророков просто не бывает. Чем более «Цивилизация» проработана и приближена к реальности, тем менее она политкорректна.

На моей памяти в «Цивилизации» появлялись и исчезали из неё шумеры, вавилоняне, ассирийцы, персы, карфагеняне, арабы, турки, испанцы, португальцы, австрийцы, голландцы, датчане, шведы, норвежцы, поляки, кельты, викинги, византийцы, скифы, монголы, японцы, индонезийцы, полинезийцы, эфиопы, зулусы, конголезцы, малийцы, сонгаи, ирокезы, инки, майя, сиу и бразильцы (и это только в основных версиях; в сценариях и модах порой можно встретить кого угодно, от вандалов до корейцев).

Но есть народы, неизменно присутствующие во всех базовых версиях «Цивилизации», от первой до шестой. Это те, без кого всемирная история немыслима. Их одиннадцать: египтяне, индийцы, китайцы, ацтеки, греки, римляне, англичане, французы, немцы, американцы и русские. Этот список не кажется мне идеальным, я составил бы его по-другому. Например, включил бы в состав избранных скорее арабов и испанцев, нежели ацтеков. Однако русские присутствуют даже в списке, в который не попали ни создатели одной из мировых религий, ни первооткрыватели и завоеватели Западного полушария.

Без русских этот мир невообразим.

Во всех версиях «Цивилизации» можно строить Чудеса Света. В Civ-6 их тридцать, от Пирамид и Стоунхенджа до Сиднейской Оперы и стадиона Маракана. Два Чуда созданы русскими. Это Эрмитаж и Большой театр. В игре фигурируют великие люди (генералы, адмиралы, инженеры, учёные, торговцы, художники, писатели). Великих землян насчитывается 180. Русских среди них десять — Андрей Рублёв, Борис Орловский, Сергей Горшков, Сергей Королёв, Георгий Жуков, Марина Раскова, Пётр Чайковский, Дмитрий Менделеев, Александр Пушкин и Лев Толстой.

Итого, по версии разработчиков игры «Цивилизация-6», на долю русских приходится шесть с лишним процентов Чудес Света и пять с половиной процентов великих людей за все пять тысяч лет истории человечества. Если учесть, что речь идёт о народе, возникшем не более тысячи лет назад и составляющем менее двух процентов мирового населения, это феноменальный результат.



Русские Чудеса Света в Civilization-6: Hermitage и Bolshoi Theatre

В общем,

«русским нечего стыдиться, так как они могут быть только теми, кем они есть, — народом, создавшим империю в жутких условиях континентального ландшафта и климата, и постучавшимся в ворота Леванта и Индии, поставив под угрозу Британскую и Французскую империи».

Это цитата из книги Роберта Каплана «Месть географии», о которой я подробно говорил в предыдущем выпуске. В принципе, она как нельзя лучше подходит, чтобы завершить этот текст. Однако у читателей вызвало интерес моё утверждение о наличии в русском переводе этой книги существенных искажений и даже пробелов. Поэтому я решил перевести и выложить один её фрагмент, то ли не вошедший в перевод М. Котова, то ли выброшенный из него некими цензорами. В книге есть место, которое в общедоступном переводе звучит так:

Если посмотреть на демографическую карту, то можно увидеть, что несмотря на то, что Россия занимает 11 часовых поясов, бо́льшая часть населения проживает в ее европейской части. Таким образом, экономическая и политическая реформы сделают из России полноценное европейское государство. Что касается Тихоокеанского региона, то «России стоит подумать о Владивостоке как о столице в XXI в.», — пишет Тренин. Владивосток — многонациональный порт, расположенный относительно недалеко от Пекина, Гонконга, Сеула, Шанхая и Токио в наиболее стремительно экономически развивающемся регионе. Пекин дал 10 млрд долл. займа странам Средней Азии, помог Беларуси преодолеть финансовый кризис, дал 1 млрд долл. в помощь Молдове на другом конце континента и развивает центры влияния на российском Дальнем Востоке. Ответом России могла бы стать привязка к Европе в политическом плане, а в плане экономическом — к странам Восточной Азии. Так Россия решила бы свои проблемы на Кавказе и в Средней Азии — став действительно привлекательной для бывших республик СССР, чье население жаждет тех свобод и стандартов жизни, которыми наслаждаются на западной и восточной окраинах Евразии.

Россия может похвастаться наибольшими в мире запасами природного газа, вторыми в мире запасами угля. Российская Федерация занимает 8-е место в мире по запасам нефти. Большинство природных ископаемых, однако, находятся в Западной Сибири — между Уралом и Среднесибирским плоскогорьем. Необходимо также упомянуть об огромных резервах рек, озер и гор Восточной Сибири во времена, когда нехватка пресной воды актуальна для многих регионов, особенно для Китая. Ввиду географических особенностей, у России, как я уже отмечал, нет четко очерченных природных границ, разве только в Арктике и Тихоокеанском регионе. Россияне с пониманием относятся к милитаризации общества и «бесконечному поиску безопасности путем выстраивания империи» — то, что нынешние российские руководители благодаря продаже природных ископаемых дали народу. В то же время руководство России не отказывалось полностью от европейского вектора. Как раз наоборот, его внимание к Украине является частью глобального плана по восстановлению сферы влияния на ближнее зарубежье, что свидетельствует о желании приблизить Россию к Европе.

Бросается в глаза отсутствие логической связи между абзацами. Это неудивительно, ведь между ними отсутствует следующий текст:

Собственно, сто лет назад у России уже был шанс на подобную судьбу. Если бы в 1917 году, в момент исключительной хрупкости, власть в России не была захвачена большевиками, то вполне возможно, и даже наиболее вероятно, что в течение двадцатого века Россия превратилась бы в чуть более бедную и чуть более коррумпированную и нестабильную версию Франции и Германии. Однако она сохранила бы связь с Европой и не стала бы тем сталинистским монстром, которым стала. В конце концов, старый режим, с его немецким царизмом, с его франкоязычной знатью, с его буржуазным парламентом в европейской столице Санкт-Петербурге был ориентирован на Запад, даже если у крестьянства это было не так. Опять же, в то время как рельефная карта показывает Россию, распростёршуюся по всей Азии, карта населения относит Россию преимущественно к Европе.

Большевистская революция была тотальным отторжением этой квазизападной ориентации. Точно так же с 2000 года умеренный авторитаризм Владимира Путина, как в качестве президента, так в роли премьер-министра, является отказом от эксперимента с западной демократией и рыночным капитализмом, который в 1990-е годы, после краха коммунизма, принёс хаос и поставил Россию на колени. Путин и президент Дмитрий Медведев в последние годы не переориентировали Россию в сторону Европы и Тихого океана, и, следовательно, не реформировали страну так, чтобы сделать её более привлекательной для бывших подданных. (На самом деле в области торговли, иностранных инвестиций, технологий, инфраструктуры и образования при Путине в России «небо потемнело».) Хотя Путин, строго говоря, не империалист, создающаяся им ныне в России империя строится на изобилии крайне необходимых на европейской периферии и в Китае природных ресурсов, на приносимой ими прибыли и на принуждении. Путин и Медведев не предлагают возвышенных идей, у них нет никакой идеологии, в их пользу играет только география. А этого недостаточно».*

Если два абзаца полностью пропущены, то из двух сохранившихся второй изуродован до неузнаваемости. Роберт Дэвид Каплан не использовал и не мог использовать все эти постсоветские канцеляризмы вроде «россияне с пониманием относятся», «российские руководители дали народу» или «руководство России не отказывалось полностью от европейского вектора». На самом деле он написал в этом абзаце следующее:

Россия располагает крупнейшими в мире запасами природного газа, вторыми по величине запасами угля и восьмыми запасами нефти. Большая их часть лежит в Западной Сибири между Уралом и Среднесибирским плоскогорьем. Необходимо также упомянуть об огромных резервах рек, озер и гор Восточной Сибири во времена, когда нехватка пресной воды актуальна для многих регионов, особенно для Китая. В течение первых семи лет пребывания в должности Путин использовал доходы от энергоносителей для увеличения вчетверо военного бюджета, в частности бюджета военно-воздушных сил. С тех пор военный бюджет продолжал расти. Как я уже сказал, из-за географических особенностей Россия не имеет сколько-нибудь отчетливых топографических границ, за исключением Ледовитого и Тихого океанов. Кажется, русские согласны с «глубоко укоренившейся милитаризацией» своего общества и «бесконечным поиском безопасности путем создания империи», которые им дал Путин через свой энергетический халифат. Вместо того, чтобы либерализовать Россию и раскрыть потенциал её мягкой силы на всей территории бывшего Советского Союза и прилегающего к ней евразийского Римленда, Путин предпочёл неоцарский экспансионизм, который богатые природные ресурсы его страны сделают возможным лишь на короткий срок.

Тем не менее даже Путин полностью не отказался от европейского измерения русской географии. Напротив, его концентрация на Украине в рамках более широких усилий по воссозданию сферы влияния в ближнем зарубежье, является доказательством его желания связать Россию с Европой, пусть и на недемократических условиях.**

Далее у Каплана идут рассуждения об Украине и ссылка на известную идею Бжезинского, суть которой заключается в том, что без Украины Россия останется империей, но азиатской, а с Украиной она будет империей европейской, и тогда эпицентр европейской политики сместится в Польшу и т. д. — мысли Бжезинского о России слишком хорошо известны, чтобы ещё раз их разбирать, а о Польше — слишком восторженны, чтобы воспринимать их всерьёз.

Интересно другое — как чётко у Каплана сформулированы тезисы о европейском характере Российской Империи и о его отвержении большевиками, а также данная современной России рекомендация политически стремиться в Европу, а экономически — в Азию (т. е. проводить политику, едва ли не прямо противоположную той, которую проводят нынешние власти РФ). Ну и, конечно же, вызывает массу вопросов так называемый перевод его книги.

За последние сто лет русские ничего не потеряли из своей репутации. Но как человек, в силу обстоятельств способный посмотреть на сегодняшнюю Россию и как русский, и как иностранец, я вынужден сказать: в глазах иностранца она выглядит заметно лучше, чем в глазах русского. Поверьте, говорить это мне трудно и неприятно.



Во избежаниe сомнений и разночтений приведу английский оригинал фрагментов книги Каплана «Месть географии», в тексте представленных в моём собственном переводе.

Цитаты из английского оригинала книги я взял здесь, цитаты из её русского перевода – здесь.

* — Russia actually had a chance for a similar destiny a century ago. Had power in Russia at a particularly fragile moment in 1917 not been wrested by the Bolsheviks, it is entirely possible, likely even, that Russia would have evolved in the course of the twentieth century into a poorer and slightly more corrupt and unstable version of France and Germany, anchored nevertheless to Europe, rather than becoming the Stalinist monster that it did. After all, the ancien régime, with its heavily German czardom, its French-speaking nobles, and bourgeois parliament in the European capital of St. Petersburg, was oriented westward, even if the peasantry was not so. Again, while the relief map of Russia spreads across Asia, Russia’s population map favors Europe.

The Bolshevik Revolution was a total rejection of this quasi-Western orientation. Likewise, the low-dose authoritarianism of Vladimir Putin since 2000, both as president and later as prime minister, is a rejection of the cold turkey experiment with Western democracy and market capitalism that brought a chaotic Russia to its knees in the 1990s, following the collapse of communism. Putin and Russian president Dimitri Medvedev in recent years have not been quite orienting Russia toward Europe and the Pacific, and consequently have not been reforming Russia in order to make it more of an attractive power to its former subject peoples. (Indeed, in trade, foreign investment, technology, infrastructure, and educational attainment, the “clouds have darkened” for Russia under Putin.) Though Putin is not strictly speaking an imperialist, Russia’s latest empire-in-the-making is being built on the wealth of Russia’s immense natural resources which are desperately needed at the European periphery and in China, with the profits and coercion that go along with that. Putin and Medvedev have had no uplifting ideas to offer, no ideology of any kind, in fact: what they do have in their favor is only geography. And that is not enough.

** — Russia boasts the world’s largest natural gas reserves, the second largest coal reserves, and the eighth largest oil reserves, much of which lie in western Siberia between the Urals and the Central Siberian plateau. This is in addition to vast reserves of hydropower in the mountains, rivers, and lakes of eastern Siberia at a time in history when water shortages are critical for many nations, especially China. Putin has used energy revenues for a quadrupling of the military budget, the air force in particular, during his first seven years in office. And the military budget has gone up ever since. Because of geography—Russia, as I’ve said, has no clear-cut topographical borders save for the Arctic and Pacific oceans—Russians appear to accept “the deep-seated militarization” of their society and the “endless search for security through the creation of a land-based empire,” which Putin through his energy caliphate has given them.43 Rather than liberalize Russia and unleash its soft power potential throughout the former Soviet Union and the adjacent Eurasian rimland, Putin has opted for neo-czarist expansionism, which his country’s abundant natural resources make possible for the short term.

Yet even Putin has not altogether given up on the European dimension of Russian geography. To the contrary, his concentration on Ukraine as part of a larger effort to re-create a sphere of influence in the near-abroad is proof of his desire to anchor Russia in Europe, albeit on nondemocratic terms.

32. ПЕРВАЯ МЕСОПОТАМСКАЯ

prince albert

• ЧТО МЫ ДЕЛАЕМ В СИРИИ?

<первоначально этот текст нужно было разместить в некрогруппах Троллинг по-русски или на некространичке Ы2.0, но потом я глянул на унылость ленты в ЖЖ (2 правильных текста) и на .fb (0 правильных текстов) и ставлю его сюда исключительно для своих близких 3.5 друзей>

Так как в последние дни в интернетах царит паника, ужас и безумие среди «геополитических экспертов», несущих всё более красочную чушь, то мне придется выйти из тени и несколько прояснить международную обстановку. Лучше всего это сделать, отступив от конкретных случаев и инцидентов и взглянув на всю картину целиком.
Итак, есть Турция. В Турции правит авторитарный Эрдоган, в качестве основы легитимности для своей власти опирающийся на политический ислам (до прихода во власть он даже привлекался по местной 282-й статье за пропаганду исламизма) и проект возрождения Османской империи. В рамках этого проекта идёт большая работа по всему пространству «тюркского мира» (включая Россию и Казахстан) для реанимации пантюркистского национализма с мощным исламским привкусом. Ключевой регион для возрождения Османской империи — соседняя разваливающаяся Сирия, на севере которой живут т.н. «туркоманы» — это кто-то вроде турецких украинцев. В случае полного и окончательного распада Сирии из туркоманов можно будет как минимум собрать независимую Новотурцию, а как максимум — присоединить регион к турецкой державе. Напомню, что опыт работы с непризнанными республиками у Турции есть — Северный Кипр, совершенно верно. Более того, до недавнего времени турки открыто обсуждали вопрос создания на севере Сирии «зоны безопасности» — грубо говоря, открытого ввода войск для защиты тюркского населения. Впрочем, и без ввода войск на стороне туркоманов воюют радикальные турецкие националисты и сотрудники турецких спецслужб под прикрытием.
Кроме туркоманов Турция также поддерживает ИГИЛ. Во-первых, ИГИЛ стильно, модно, молодежно вырезает курдов (причем Турция в атаках на курдов помогает игиловцам авиаударами), галантно избавляя Эрдогана от необходимости брать на себя неприятную обязанность геноцида непокорного национального меньшинства. Во-вторых, в частном порядке на ИГИЛе можно зарабатывать состояния — на торговле нефтью, перепродаже антиквариата из разрушенных городов, посредничестве при освобождении заложников, контрабанде оружия и многих других предприятиях, невозможных в мирных государствах. Наконец, если игиловцы захватят Дамаск и окончательно свергнут Асада, то Турция сможет вводить войска куда захочет, справедливо спрашивая у США и ЕС: «Вы что, хотите оставить всех этих бедных людей в рабстве у сумасшедших фанатиков?». В общем, ИГИЛ — чрезвычайно полезное предприятие как для стратегических целей Турции, так и для ее коррумпированных элит.

Противостоит Эрдогану с его «хитрым планом» в первую, вторую и третью очередь Иран. Иран представляет себя как государство шиитской исламской революции, долженствующее принести свет истинного ислама всему миру. Но вот проблема — шиитов среди мусульман только около 17%, поэтому иранцам приходится записывать в своих собратьев по вере кого угодно. Например, правящую Сирией религиозную секту алавитов, признанную иранцами шиитами исключительно из политических соображений. Если Асад падёт, то погаснет одно из немногих дружественных Ирану государств, более того, возникнут проблемы для соседнего Ливана (которым частично правит проиранская «Хезболла»), плюс усилится напор джихадистов на шиитские регионы Ирака, де-факто находящиеся под контролем Ирана. Если же Асад устоит, то вместе с Ливаном, шиитскими районами Ирака, хуситами в Йемене и палестинскими движениями Иран получит прекрасное созвездие союзников, которое позволит ему «по-взрослому» поговорить с доминирующими в исламе суннитами и в первую очередь с Саудовской Аравией. Поэтому вы регулярно читаете в сводках о гибели старших офицеров иранского корпуса «Кодс» и других подразделений в Сирии — как и для Турции, для иранцев Сирия — ключевое звено в вопросе построения Шиитской империи.

Третья заинтересованная сторона в конфликте — нефтяные монархии Персидского залива и в первую очередь Саудовская Аравия. С одной стороны, ИГИЛ сковывает силы иранцев и заставляет их тратить время и ресурсы на борьбу за Сирию вместо более интересных дел (например, накачивания хуситов оружием и добровольцами для атаки непосредственно на территорию саудитов, первые пробные вылазки уже были). С другой стороны, Саудовская Аравия не хочет полной победы ИГИЛа, который претендует на лидерство в суннитском мире — тут ситуацию можно сравнить с отношениями СССР и КНР, которые при формальном идеологическом единстве страшно сцепились за право считаться главными коммунистами в мире. Пока что ИГИЛ не представляет опасности для саудитов, но в случае его триумфа Саудовская Аравия столкнется с угрозой самим основам своего существования. В случае же поражения ИГИЛа саудитов встретит заматеревший, закалившийся в борьбе Иран и коалиция его друзей. В общем, шаткая ситуация.

Наконец, есть ещё и США, которые пытаются сохранить «освобожденный» ими от Саддама Хуссейна Ирак в минимально приличном виде (получается плохо, Ирак де-факто всё больше оккупирует Иран), свергнуть Асада (не в последнюю очередь, чтобы поставить Иран на место), а также победить ИГИЛ, причем желательно — минимальными силами за минимальные деньги (поскольку приоритетом американской стратегии является перенос фокуса на Тихий океан, для большего мира и дружбы с уважаемыми китайскими партнёрами). Отсюда поддержка американцами курдов в их военных начинаниях, которая делает отношения США и Турции намного более сложными, чем это кажется из патриотического телевизора.
Также имеются курды, которые надеются, что если они дойдут до столицы Халифата Ракки и возьмут её в осаду (а то и, страшно сказать, просто штурмом), то американцы разрешат им своё государство, сохранив от гнева турок. При этом и курды, и американцы понимают, что курдское государство на границе с Турцией автоматически вызовет в Турции начало гражданской войны (курды составляют до трети населения турецкой державы). И американцы, и курды понимают, что все попытки создать дееспособную «третью силу» в Сирии (кроме Асада и Халифата) провалились, и что курдские бойцы, мотивированные обещанием Независимого Курдистана — единственная прозападная сила, всерьёз готовая воевать с Халифатом. Поэтому турецкие попытки организовать «зону безопасности» — это не только империализм, но и желание подготовить плацдарм для войны с курдским народом-победителем, если Штаты всё-таки решат пожертвовать турецким союзником.

Кроме того, в регион начинают рваться вооруженные силы Европы, несколько утомившейся от вала беженцев, продолжающего лишь нарастать по мере того, как турки, иранцы, американцы, саудиты и курды (Египет и Израиль позвольте не упоминать, иначе это будет бесконечный текст — хотя на стороне Асада воюют ещё и палестинские добровольцы, например) выясняют отношения в регионе. Чего именно хотят европейцы, пока неясно, их усилия незначительны на фоне остальных участников регаты, но могут резко возрасти в случае новых терактов в Европе. [...] [тут я просто не хочу повторять тезисы о Евро-Американском противостоянии]

И вот на эту весёлую вечеринку старых друзей (визг бензопилы, хруст костей, истошные крики) вваливается Россия. Россия, на пятый год войны вспомнив, что у неё есть лепший друг Асад, решает провернуть простенькую комбинацию:

1. Войскам Асада и Ирана оказывают помощь авиаударами с целью переломить динамику войны в их пользу, создав угрозу победы Асада если не над халифатом, то как минимум над «умеренной оппозицией». Уничтожение «умеренной оппозиции» заставит США выбирать между Асадом и ИГИЛом, и оба варианта абсолютно неприемлемы. (Голосом гангстера из фильма) «Эй, Обама, ты же не хочешь, чтобы с твоими мятежниками что-нибудь случилось?»
2. После чего поднакачавшегося Асада и его друзей попытаться американцам продать (помните, как продолжались яростные бои в Дебальцево прямо во время Минска-2?), получив за это как минимум снятие санкций («Мы же теперь союзники по антитеррористической коалиции!»), а как максимум — признание Крыма.
Как лучше всего усилить Асада? Правильно, закрыть северную границу с Турцией, через которую туда-сюда снуют подкрепления джихадистов, цистерны с контрабандной нефтью и конвои с оружием. Как закрыть северную границу? Надо туда ввести сирийско-иранские войска! Как помочь сирийско-иранским войскам закрыть границу? Разбомбить тех, кто там сопротивляется!
А сопротивляются там, как вы уже догадались, те самые туркоманы (а зачастую и просто турецкие добровольцы), с которых я и начал рассказ. И вот представьте: четыре года вы упорно расставляете фигуры, чтобы в нужный момент объявить «зону безопасности», а там и, глядишь, референдум о присоединении к Турции. Затрачены миллиарды долларов, заработаны десятки миллиардов долларов, половина вашей внешней разведки переехала на постоянное место жительство за границу, выстроены сложные логистические цепи по доставке джихадистов, их эвакуации, лечению и новой доставке, под фасадом идиотской «страны-курорта» день и ночь работает стальной механизм, безжалостно пожирающий соседнюю Сирию. И тут прилетают какие-то странные северные люди и начинают «народное ополчение Новотурции» натурально бомбить, причём в мясо. На всякий случай вы сбиваете беспилотник северных людей (помните эту историю?). Потом вы делаете одно предупреждение. Второе. Третье. Четвертое. Пятое. Поняв, что вас не воспринимают всерьёз, вы сбиваете бомбардировщик северных людей и начинаете перебрасывать бронетехнику в приграничье, готовясь уже не просто к организации «зоны безопасности», но и, возможно, прямым столкновениям с российскими и сирийскими войсками.
Северные люди, в свою очередь, кричат о невиданном в истории вероломстве, вводят санкции и, судя по сообщению «Таймс», начинают строить в регионе вторую военную базу, переводя формат своего вмешательства из «мы только наступление Асада поддержим, к ужину будем дома» во что-то более масштабное и долговременное.

И вот что я хочу сказать по итогам этого краткого экскурса в историю и политику. Что делает Турция в Сирии, понятно — она строит империю. Что делает Иран в Сирии, понятно — он строит империю. Что делают США и Саудовская Аравия в Сирии, опять-таки, понятно — они пытаются сохранить свои империи. Ну и маленький, но гордый курдский народ старается под шумок отжать свое национальное государство.
А вот что мы делаем в Сирии — никто, включая меня, объяснить не может.

P.S. Рассуждения про «честь нации», «великодержавность», «сферу влияния» и т.п. после Украинского Позора (продолжающегося вот уже второй год, и конца и края ему не видно) невозможно рассматривать даже как троллинг.

Задавайте ваши ответы.

/2 декабря 2015/

>А может ли оказаться, что Россия в Сирии воюет именно с Турцией?
>Я имею в виду РЕАЛЬНЫЕ цели войны. Неприлично же прямо вот взять и напасть на Турцию. А вот начать спасать Асада - это хорошая затравка для того, чтобы спровоцировать Турцию на войну.

Мой пост ровно год назад:

По поводу сегодняшних <щенячьих> восторгов, вызванных эйфорическими наркотиками закрытия Южного Потока:

>Всё интересное, скорее всего, случится в течение ближайших 5 лет. Включая и распад ЕС и гражданская война в США.

Если бы я был азартным человеком, то не задумываясь поставил бы свои деньги на то, что ЕС не распадётся ни через 5, ни через 50 лет. И в США в ближайшие 5 лет не произойдёт ничего экстраординарного (что там может произойти в течение 50 лет – вопрос куда более сложный; но его анализ несколько превышает мои возможности).

Есть выражение консолидированной позиции Евросоюза: с русскими не конфликтовать, Украину ни в ЕС, ни в НАТО ни принимать, гражданскую войну на Украине разжигать.

upd: Не думаю, что американцам нужна какая-то труба в Европу. Зачем она им? Трубы нужны европейцам, а для американцев было бы идеальным полное отсутствие труб – тогда Европа зависела бы от поставок энергоносителей по морю (например, из Персидского залива), а море под контролем у США. В принципе, это означало бы установление безраздельной американской гегемонии в мире. Однако у европейцев есть даже не козырь – джокер – под названием СССР-РФ. В годы холодной войны СССР изматывал гонкой вооружений США и снабжал энергией Европу, что позволило ЕС объединится и добиться нынешнего положения в мире (сегодня США и ЕС играют на равных). А уж разгромить ГУАМ (и любой другой блок типа Грузии-Украины-Азербайджана-Молдовы) руками РФ – это для ЕС милое дело. Естественно, всё это сопровождается приспособленным под соответствующие задачи пиаром. Русские должны играть плохих парней... но всё-таки не совсем плохих :)

>А Турция - она не является "плохим парнем" США?

У США есть целая сеть плохих пареньков из подворотни. Но все они попали в неприятную ситуацию и Дядя Сэм их бросил. Худо бедно Израиль выживает за счёт добрых людей Америки. В данный момент всё идёт к Новому разделу всей зоны Персидского залива с новыми послелоуренсовскими границами. С разделом Турции, Ирака, Ирана, Азербайджана, разгромом Саудии и возникновением Святой Земли для мусульман.

>Если Турция входит в список плохих пареньков США, то действия России становятся почти полностью понятными. Получается, перед нами поставлена стратегическая цель - ликвидация Турции. Крым нужен как военная база. Асад - как законный повод влезть в драку. ИГИЛ - как формальный противник для начала.

Стратегическая цель: втягивание в войну саудитов.

>...и Майдан на Украине оказывается очень своевременной (с точки зрения США), но неудачной попыткой вытеснить русских из Крыма.

Майдан это часть польского (американского) плана отделения Ресурсной Федерации от Европы. Если уж совсем округлить, то США желает ограничить ресурсную ёмкость Европы. Поэтому польское "от моря до моря" выглядит как простое решение для США. Ясно, что после Турции придётся нелегко Прибалтике и Польше.

>>Стратегическая цель: втягивание в войну саудитов<< Хорошо. Но Саудиты и Турки ведь естественные союзники против Ирака, если я правильно понял описание расклада?
>А если так, то война с Турцией - способ втянуть Саудитов в драку, не так ли?

Да. Турция промежуточная цель.

>Тогда все логично: конечная цель - КСА. Промежуточная - Турция. А Сирия - лишь казус белли для начала Большой Войны.

США проводит линию Керзона как умеет. А Европа им "помогает": в ЛДНР, в Приднестровье, в Карабахе, в Южной Осетии, в Сирии. в Крыму.

Схема втягивания в войну та же, что и во Второй мировой: Тешин, Данциг, Польша, Чехословакия, Силезия... отступление-наступление-безоговорочная капитуляция.
Финляндию с Пёрл-Харбором забыл.

>Тогда получается расклад "холопов", у которых чубы будут трястись (схематично): Саудовская Аравия + Турция + Украина + Польша vs Россия + Иран + Греция + Кипр + Курды. Кого я забыл?

>Большое спасибо за тему. Ситуация в значительной степени прояснилась.

И Вам спасибо.

31. ПЕНТАРХИЯ

По большому счёту Пентархия выглядит так:

.EU – старые семьи + Ватикан + Германия + Бенилюкс + Габсбурги
.GB – .UK + 'Содружество' <'Наций'>
.FR – старушка Франция с её зоной франко

и два крупных мяса:

.US – самая большая армия + главный покупатель
.RU – плохой полицейский <и когда нужно терпила – ВОВ, Холодная Война, типа санкции, кошмош, вот это всё>

30. БОГЕМИК vol.4 БОГЕМСКАЯ ЭСТЕТИКА


   
<первый текст о Богемике>

О богемской русской публицистике и хорошем вкусе

Все сейчас читают. Вагон метро без читающих девушек – это вагон без девушек. Кроме книжек Сэлинджера в мягком переплёте за 150 рублей, читают ещё всякие интернет-журналы. Последних нынче столько, что даже не остаётся времени на Одноклассники: то о гравитационный волнах почитаешь, то о платной парковке, то ещё о чём-нибудь. Бедная девушка из метро перегружена информацией. Самое обидное, что поступает эта информация в неё вместе с SMM отвратительного качества. Американцы изобретали Интернет для своего империализма (это почти цитата из одного публичного лица), а получившийся несвежий рижский SMM не только не способен нормально поработать на Госдеп, но отпугивает людей от, в общем-то, красиво сделанных журналов.

Collapse )

Кстати, в них написано на сегодня уже всё. В узких кругах часто обсуждают, каким будет следующий большой русский роман. Так вот, никакого романа не будет. Во-первых, не осталось тем – издания с охватом в несколько сотен человек монотонно пережёвывают всё, что попадается на пути. Большой роман просто утонет в мелкомасштабной публицистике. Во-вторых, вся эта публицистика виртуализуется. Издавать печатную версию малого масштаба – это блажь. Прибыль это принесёт только в том случае, если курс бумаги к рублю резко вырастет, и вы успеете сразу сдать весь тираж на макулатуру. Но любой журнал малого масштаба всё равно хочет, чтобы его читал широкий читатель. Читатель же должен в таких условиях фильтровать контент с интенсивностью доменной печи.

Вот здесь и появляется один из портретов Джузеппе Арчимбольдо. У Богемика небольшая аудитория, его площадка – livejournal – переживает свой развитой социализм. Однако, что характерно, у него есть все основные черты публициста нового формата. Какие?

Анонимность, лаконичность и наличие собственной эстетики. По порядку. Анонимность означает здесь полную оторванность контента от личности, которая вторична по отношению к описываемым явлениям. Нужны только некоторые черты – основной каркас биографии (в случае Богемика отлично дополняющей его политические и эстетические взгляды) и гастрономические предпочтения (стилистика иногда это предполагает, а ещё ведь ресторанная критика). Некоторые сомневаются в правдивости рассказанных им историй – нет даже ни одной фотографии, сделанной им лично. Почему это черта нового времени? Потому, что сейчас мы наконец доросли до уважения личного пространства человека. Человек имеет право на неизвестность, делая даже сверхпопулярный контент. Это с одной стороны. С другой стороны, некоторые не доросли даже до простой неприкосновенности личности. Слишком уже много разного рода папуасов, читая Богемика, испытывает жажду физической расправы. Пускай испытывают её в своих бантустанах.

<Это не Богемия, но достаточно близко>

Второе – лаконичность. Мир постепенно пришёл к малым формам. Романы написаны, повести тоже, а мобильность современного читателя породила гипертекст. Упрощённая (консервативная) версия гипертекста также предполагает краткость: небольшие посты сведены в циклы, циклы перекликаются между собой, Богемик часто ссылается на себя. Почему это не дурное самопоглощение постмодерна? Потому, что каждый пост самостоятелен, в нём есть новая информация (в постмодерне такое нельзя), причём информации много. Сжатость формы заставляет писать без лишних изысков, а такой минимализм вместе с грамотной стилистикой – уже заявка на собственную эстетику.

Это – собственная эстетика – третье. Здесь, как говорится, собака и зарыта. Эстетика текстов Богемика – это симбиоз хорошего вкуса и нетерпимости. Где мы уже видели эти лица? Впервые они появились у Вольтера. Как известно, последний возвёл хороший вкус в принцип, а с религиозной нетерпимостью всю жизнь боролся. Современная западная цивилизация, как принято считать, в большой степени создана Вольтером, начиная с языка и заканчивая социальной антропологией. Век Просвещения создал все условия для оформления гражданского общества и национальных государств, а Вольтер, в принципе, оформил век Просвещения. Казалось бы, сочетание хорошего вкуса и нетерпимости противоречиво. Однако здесь имеется в виду вовсе не кровожадность католической инквизиции или лангедокской толпы, радостно четвертующей кальвинистов. Религиозная терпимость, толерантность к еретикам и межконфессиональный мир – это настолько фундаментальные институты современного цивилизованного общества, что даже неприлично их обсуждать. В то же время, Вольтер не рекомендовал толерантность к непримиримому, а также (это мы можем домыслить) к безусловно излишнему.

С этой точки зрения абсолютно логично выглядит категоричное неприятие Богемиком разного рода обскурантов. Например, украинских, белорусских и иных советских сепаратистов. Нетерпимость здесь – скорее долг терпимости и гуманизма. Такой парадокс вызван тем, что дело происходит в современной Европе, из которой Средневековье исчезло, но продолжает окружать её, периодически просачиваясь разными мелочами. Если конкретизировать, то в самом центре Европы – Богемии. Есть некоторое удовольствие в использовании названий времён Империи. Какой Империи, решайте сами. У Богемика есть обе, и он Вас с ними познакомит. Кроме очевидных Священной Римской и Австрийской (Австро-Венгерской) в подарочном наборе также есть Британская и Российская. Больше, кажется, тактичный джентльмен просить не будет.

Есть в обсуждениях заинтересованных достаточно модная тема – так называемый Великогерманский путь. Германия, как известно, была объединена Пруссией в позднем девятнадцатом веке. Великогерманским путём называется гипотетическое объединение Германии другим её центром (тоже не геометрическим) – Австрией. Всем, кажется, очевидно, что мировая история могла быть совсем другой, будь столицей Германии не Берлин, а Вена. Откуда мы знаем – мы читали Богемика. Здесь не будем пересказывать разделы, это надо читать самостоятельно. Впрочем, в двадцатом веке Европа Вены так и не состоялась, как не состоялась и Европа Петербурга. Оба города забылись после мировой войны, угодив в Интербеллум проигравшими.

<Да, но не совсем>

Интербеллум, кстати, многие читатели склонны называть этаким «миром Богемика», приписывая манере последнего эстетику первого. Это ошибочно. Мир Богемика – Прага 2016 года, а не Зубровка 1936. Зубровка – это разлагающиеся останки окрестностей центра мира, которые скоро получат по зубам нацистским прикладом за славянский говорок. А нынешняя Прага – это место, где сам Бог велел упаковать Зубровку в небольшой пост, смакуя детали из своего безопасного будущего. Точно так же упакованы и остальные особо ценные осколки Империи, чаще всего вида homo sapiens. Европу, которую мы знаем, сделали аристократы и авантюристы (разрешите нам тоже гиперболизировать). И те, и другие сделают Вам немного конспирологии, но исключительно в добровольном порядке. Просто почитайте хорошую историю, говорит Богемик. А дальше уже как-нибудь сами.

Эта линия контрастирует с уже упомянутой нетерпимостью в вопросах несогласия с программой-минимум. Однако и нетерпимость может быть подана как интересная история. В конце концов, приятно иногда думать, что следование хорошему вкусу – аргумент если не последний, то предпоследний по шаткости. В самом простом конфликте империи и сепаратистов-зулусов один только хороший вкус помогает выбрать правильную сторону. В более сложном конфликте империи и революции вкус снова не подводит, указывая на то, кто здесь обскуранты, а кто просвещённые либералы. Небольшой тест. (ответы на Википедии и в наших следующий статьях)

Одной из безусловных заслуг Богемика является работа по проведению демаркации между русским и советским. Некоторые читатели беспокоятся о создании «русского идеологического капитала». Они же чаще всего записывают туда Богемика, причём именно за это – симпатии к контрреволюции, элитизм, антисоветизм, империализм, либерализм. Все эти понятия введены не совсем обоснованно. Контрреволюция, например, не обязана совпадать по форме и содержанию с тем, что революция уничтожила (кстати, сам Богемик тоже недавно писал об этом), контрреволюция вовсе не должна возвращать ancien regime. Она может принимать формы гораздо менее человеческие, а следовательно (и это так же важно) эстетически менее приемлемые, чем сама революция. Реставрация должна быть полным копированием, чтобы заиметь старые права.

Элитизм – это, скорее, штамп откуда-то слева. Там же, слева, он обычно соседствует с понятиями «сексизм», «расизм» и прочими страшными пережитками прошлого. В принципе, здоровый социал-дарвинизм ещё не означает элитизм, но тема аристократии постоянно возмущает разного рода электорат Берни Сандерса. Здесь снова стоит напомнить, что Богемик рассказывает интересные истории и иногда высказывает своё мнение по некоторым вопросам, никого не заставляя с собой соглашаться. Впрочем, к нашему удовольствию, иногда раскрасневшихся исходящих слюной недоброжелателей постигает помещение в бан-лист. Часто это сопровождается эстетически выдержанным объяснением касательно места (вернее, не места) разных категорий советского человека в комментариях. Красота.

Антисоветизм – тоже что-то не совсем здоровое. Советизм по умолчанию не самодостаточен, чтобы иметь антагониста среди идеологий. Он и есть отрицание – отрицание западных ценностей, отрицание русской истории, отрицание даже права русских на свою государственность и историю. Просто избегая перечисленного, нельзя называться «антисоветчиком», это будет подмена понятий. Антисоветчиком в этом смысле можно назвать как просто человека с хорошим вкусом, так и любого адекватного европейца, действующего без злого умысла. Кстати, то же самое с «либерализмом». Признание основных либеральных ценностей, вроде свободы совести или неприкосновенности частной собственности, ещё не делает либералом. Это просто программа-минимум для цивилизованного человека, и терпимость на обсуждении этих вопросов должна заканчиваться.

Тяжелее с империализмом. «Бытовая», общепринятая точка зрения на вопрос обычно противопоставляет империи и национальные государства. Империализм и национализм предполагают, казалось бы, разные цели. Одно из мест, где Вам объяснят, что эти понятия не являются антонимами, мы сейчас обсуждаем. Нация – общность, живущая достаточно долго, и в её жизни бывают разные этапы. Слом полисного строя, секуляризация, колонии – это всё деформирует общественную жизнь и идеологический фон государства, и империализм, особенно колониальный, должен оказывать серьёзное влияние на эволюцию наций. Богемик довольно подробно осветил некоторые нюансы национального строительства в Центральной Европе, чем внёс некоторую свежесть в дискурс.

У каждого интеллектуала есть определённый круг интересов. Круг Богемика включает империализм, авантюризм, колониализм, Богемию, Австрию, Россию и многое другое; но далеко не каждый и даже не каждый второй читатель является таковым из-за совпадений в круге интересов. Часто людей привлекает схожая политическая позиция, иногда просто упоминание в каком-нибудь массовом издательстве. Но каждый из читателей гарантированно получает порцию эстетически выверенной публицистики, основанной на очевидных, но весьма редких принципах. Удовольствие от стиля дополняется удовольствием от классических идей Вольтера, которые легко угадываются в фундаменте рассуждений. Ну и, наконец, просто приятно читать интересные истории.

/журнал KANONERKA, Алексей И. Осколков/

3. ПРОСТО ПАРТИЯ



Придумал партию. Название в заголовке. Внешне партия будет заниматься НИЧЕМ. Её можно будет использовать как в рекламе порошка: 'Посмотрите, это партия Единая Россия, она представлена в парламенте страны олигархами, друзьями по кооперативу Озеро и спортсменами! А это Просто партия, у неё нет требований и она никого не обманывает, голосуй сердцем, а то проиграешь!' В бюллетенях для голосований в том месте где вопросы будет стоять 1. [...], 2. [...], то есть НИЧЕГО. Это будет общенациональная партия, которая сокрушит фестивальные ЕР, СР, ЛДПР, КПРФ и #20.Проголосовать и вступить в партию можно в этом статусе. Помните, что в единстве – наша сила!

Collapse )